Ролка по Наруто

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролка по Наруто » АрхивНЯ » Фанфики


Фанфики

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Выкладываем прикольные фанфики  ^^

0

2

Автор:неизвестен
Наруто: так, почти все собрались, думаю можно начинать праздновать! Хината, дорогая, всё готово?
Хината: Да, Наруто-кун.
Наруто (сам с собой, смотря в список приглашённых гостей): Чёрт, надеюсь водки на всех хватит...зря Тсунаде с Джирайей пригласил...
*Стук в дверь*
Наруто: (открывая дверь): О! Бровастый, бровастый учитель, заходите!
Ли: Наруто-кун, прими от нас этот подарок, это костюм, сделавший меня сильным!
Наруто: Спасибо!!! Пойду надену!
--Спустя 5 минут Наруто выходит из комнаты в зелёном облегаюшем костюмчике.
Ли и Гай (в один голос): Потрясно!!!
Неджи (с закрытыми глазами): ААА!!!! Чертов бьякуган, выколите мне глаза!!!
*Хината падает в обморок
*Какаши сидит на диванчике и не взирая на происходящее читает книжку
*Шаринган Саске невольно начинает подёргиватся
*Сакуру тошнит
*Сай довольно улыбается
Наруто (в недоумении): Что с вами всеми?
Хината (с пола, с лицом баклажанового цвета): Наруто-кун, переоденься пожалуйста...
*Наруто уходит переодеватся, гости приходят в чувство

--Спустя 10 минут
Наруто: всё, больше никого не будем ждать, предлагаю начать!
*Гости садятся за стол, начинают кушать, разговаривать, и.т.д.
*Встаёт Хината
Хината(краснея): Наруто-кун, сегодня ты достиг совершеннолетия, я так рада этому, ты так повзрослел, со времени нашего первого свидания...
Наруто(сам с собой, не взирая на ситуацию): что же там такое?...
Сакура(бешено): ПРИДУРОК, НЕ КОВЫРЯЙ В НОСУ ЗА СТОЛОМ!!!
Наруто: А, чё? а, простите, отвлёкся.
*Наруто получает смачный удар в нос
*Хината падает в обморок
*Какаши читает книжку
*Саске думает как заполучить силу.
*Сай ушёл.
*Сакура с ангельским видом садится на место.

--Спустя час
*Стук в дверь
Наруто (открывая) А! Тсунаде-сама, Развратный отшельник, заходите!!! (про себя) прощай водка.....
Джирайа: Наруто, вот тебе мой подарок, новая часть моей книги, чит-....
Какаши (снося Наруто плечом) Ой, Джирайа-сама, давайте я на полочку положу!
*Снова стук в дветь
Наруто(вставая с пола, открывая дверь): Гаара, Темари, Канкуро! Проходите!
Гаара: Теперь у тебя сзади дома есть песочница, пользуйся на здоровье. *Проходит
Канкуро: Держи, сам делал, наверняка пригодится. *Вручает Наруто куклу, проходит
Наруто (дёргая куклу за руку) И что в ней особенного?
Саске (из-за стола): Ай б*я!!! моя рука!!!
Темари: А я чё, я за компанию. *Проходит

--Спустя три часа
Сакура (печально): Саске, зачём ты пошёл к Орочимару, он же тебя использует!
Саске (сквозь сон): Да папа, я изучил катон...
Гай (допивая вторую бутылку водки): Какаши, я тебе не уступлю!
Джирайа (похотливым голосом) Девушка, а можно с вами познавомится?
Тсунаде: Пшёл вон, изврашенец...
Ли: Что уставился, муд*ла?! Я в самом расцвете сил! (*Начинает дубасить зеркало)
*Голос из туалета
Неджи: Ха, неудачники, я вас вижу, а вы меня нет...А! Хината-сама, отвернитесь!!!

--Спустя час
*Дикий грохот во дворе
Наруто: Что за х...?!
Гамабунта(весело): Ну что Наруто, может всё таки обменяемся Саказуки?!
Гаара: Наруто, забудь о песочнице...
--Спустя 15 минут
Гамабунта: Ну всё, я пошёл к детишкам *Исчезает
Наруто(убито): Тсунаде-сама, это серьёзно?!
Тсунаде: Ну, а печени можешь забыть...

--Спустя час
*Стук в дверь
Наруто (открывая, смотря на гостя косыми глазами): Них*я ты быстрый Саске, вроде только за водкой ушёл а уже при-...
Итачи: придурок...вот твой подарок. (*даёт Наруто большой аквариум, полностью заполненный непонятным сушеством)
Наруто: Что это за дерьмо?!
Итачи: Я знал что ты всегда хотел завести рыбок...
Голос из аквариума: Мой клинок - Самехада...тычет мне в глаз...
Голос из туалета: Гай-сенсей, мне хер*во

--Спустя 2 часа

Гай: Ли, снимай их, покажи всем, на что ты способен!
Гай: Ли...я говорил об утяжелителях, одень штаны....
Итачи (с накатывающейся слезой): Саске, братишка я так скучаю по родителям...
Саске (сквозь сон): От Хокаге я ушёл, от Наруто я ушёл, а от тебя и подавно уйду...
Киба: Акамару, кто нассал мне в ботинок?!?!?!
Наруто (обиженно): Ну подкмаешь, промахнулся чуток, ну со всем бывает.
Голоса из туалета:
Джирайа(довольно): обожаю общие туалеты
Ино: ААА!!! Извращенец!!!!
Голос из аквариума: С*ки хоть пивка плесните...

--Утром

Саске (вскакивая с кровати, тыча пальцем в Итачи): Я УБЬЮ ТЕБЯ, СВОЛОЧЬ!!!
Итачи (сквозь сон): Я тоже тебя люблю, рыбка моя...
Голос из аквариума: Спалил, падла...
*Из Соседний комнаты
Джирайа и Тсунаде в один голос: ААА!!!
Джирайа: спал с этой старухой?!?!
Тсунаде: я спала с этим извращенцем?!?
Гаара: я спал?!
Голос из сортира: гыгыгы, а я вас всё ещё вижу!
Наруто (с дикой похмелюги, смотря на Чоуджи): А разьве Гамабунта не вчера ушёл?
Шикамару(мечтая) : А облака такие красивые...
Ино: А вам не кажется что Ли крышу снёс?
Какаши (вставая с диванчика, закрывая книгу): Я что-то пропустил

0

3

Просто «Любовь».
Герои: Наруто, Хината, Сакура, какаши
Автор: Незвестен.

«… Я всегда его любила и буду любить… Всем сердцем… Каждое его движение, любой поступок – мне нравится всё… Смущаясь от своей любви я не могу смотреть в его ясные, как небо голубые глаза. Мне хочется потрогать, перебрать каждый волосок его желтой головы. Его сила, упорство меня восхищают. Человек, которого я люблю, обладает способностью изменять сердца людей: Нейджи, Гаара, Сазке… Точно так же он изменил и меня, моё отношение к самой себе. Он вселил мне веру в себя. Если бы я могла выразить свою благодарность, если бы могла сказать ему, как я его люблю!.. Но я не могу… Слишком стесняюсь собственных чувств, боюсь, что он посмеётся над ними. Знаю, он не такой, но всё же страх быть отвергнутой съедает мою решимость признаться ему во всём. Ах, как я хочу обнять его за сильные плечи, поцеловать в это смешное, но в то же время серьёзное и грубое лицо, в эти сжатые от напряжения и решительности губы!.. Он не знает о моих чувствах, наверно даже не догадывается… Но я буду любить его не смотря ни на что! Пусть я не могу признаться ему, но любовь в моём сердце согревает меня и дарует мне новые силы.
Его взгляд окрыляет меня, делает бабочкой, готовящейся взлететь в бездонное небо счастья. Прекрасное, голубое, как и его глаза – глубокие, видевшие в своей жизни много страданий и лишь чуточку радости. Если бы я могла подарить ему свою любовь, сделать каждый его день незабываемо счастливым. Я подарила бы ему тысячу поцелуев, нежных как лепестки сакуры… Но не могу… Почему? Стесняюсь… И потом, ему нравится Харуно Сакура. Его сердце уже пылает безответной любовью. Точно так же как и моё…»

Хьюга Хината (вы уж поняли, наверно, что слова выше принадлежат ей) сидела в кафе и смотрела на Узумаки Наруто, сидящего с Харуно Сакурой и Хатаке Какаши на другом конце. Румянец на её лице, подаренный кипящими любовью и смущением, придавал ей особую красоту: прямые, темные волосы, нежный взгляд с белоснежными зрачками, лёгкая улыбка и розовые щёки – всё это могло свести с ума парня. Инузука Киба и Абураме Шино – как и она члены 8-ой команды теперь уже чуунинов – смотрели на неё восхищенно. Каждый день проводя время вместе с ней, они не замечали как она хороша. Но вот в такие минуты они не могли отвести от неё глаз. Видимо, она им очень нравилась. Естественно, кому не понравится умная, красивая, образованная девушка как Хината. К тому же, та, в чьих жилах течёт кровь клана Хьюга, была очень сильна. По хрупкой фигуре даже не скажешь, что она своими техниками может запросто уложить пару десятков амбалов. Киба и Шино знали это. Но то, что она им нравится значит лишь то, что они восхищаются ей и нравится она им как младшая сестра. Хината знала, что может положится на Кибу и Шино, как на старших братьев, как на Нейджи. Но вот открыть им секрет своей любви к Наруто она не могла, хотя они уж и так знали это…
«Ах, он посмотрел сюда» - Хината отвела глаза в другую сторону, но лицо не стало краснее. Краем глаза она увидела, что Узумаки поднялся со стула и идёт прямо к ним. «Нет, Наруто-кун, не надо!»
- Приветик! Чёй-то вы тут делаете? – Наруто стоял у их столы со своей фирменной широченной улыбкой.
- А, привет. Да так, просто сидели после тренировок, – ответил Киба. – А вы?
- Ай, тоже решили отдохнуть после того, что нам устроили Цунаде и Джирайя. Не хотите присоединиться к нам?
- С удо… - начал было Шино.
- Нет! – грубо оборвала его Хината. Потом, слегка покраснев, прибавила, - Вы, парни, как хотите, я пошла домой. Устала. – И она ушла.
- Что это на неё нашло? – спросил Киба друзей. Наруто с какой-то досадой посмотрел вслед уходящей Хинаты.
- Пошлите, - сказал он.
Узумаки сидел необычно тихо и, лишь изредка, сохраняя свой имидж, придуривался, вытворяя всякие шутки. «Странно, - думал он. – Обычно она ничего не говорит. А в этот раз была даже грубой. Странно и … досадно.» Хотя почему досадно не знал даже сам Наруто. Да вообще-то он не мастак в таких делах. Но его крайне удивило и почему-то огорчило такое поведение Хинаты.
Хината быстрыми шагами шла по улице домой. «Почему, почему я так сделала? – пугалась она. – И почему он ничего не понимает?!» Этот факт её (крайне удивительно конечно) злил. На глаза наворачивались слёзы, и Хината с трудом их удерживала. Но не сумев их сдержать она всё-таки остановилась, выкатившаяся горячая слеза практически обожгла её лицо. Потом Хьюга села на скамейку и безудержно зарыдала. «Он не способен понять мою любовь! Он её даже не замечает! Какой же он тупой!!!» - она думала обо всём этом и слёзы градом сыпались из её глаз.
- Что это ты тут сидишь одна, ночью? – от неожиданного голоса Наруто Хината вздрогнула и , забыв вытереть глаза, повернулась к источнику звука. Лицо Наруто было спокойным и … нежным.
- Просто так, - кратко ответила она.
- Просто так не сидят и не льют слёзы!
- Я же сказала «просто так»!!! уходи, оставь меня одну!!! – вышла из себя Хината. Глаза Наруто расширились от удивления:
- Хината… что…
- Отстань от меня!!! – закричала она. Гнев и негодование вырвались наружу, слёзы новыми порциями покатились по припухшим от гнева щекам. – Отстань! Что тебе от меня надо?! Отстань!!!
И она побежала… Подальше от этого места, подальше от Наруто, от его удивленных, пытливых глаз… Убежать. Она бежала, но вдруг за запястье её сжала мёртвой хваткой горячая рука, сделав больно.
- Ты не имеешь права на меня кричать!!! Не имеешь права убегать!!! – тут уже вышел из себя Наруто.
- Отпусти меня! Не хочу тебя видеть!
- Но … почему?! – Наруто с недоумением взглянул в глаза Хинате.
- … Э?..
- Почему ты не хочешь видеть меня? Почему избегаешь, не смотришь в глаза?
- Я… я, - Хината ничего не могла выдавить из себя.
- Почему ты так меня ненавидишь?.. – чуть не плача спросил Наруто.
- Я … я… не ненавижу… А как же Сакура-сан?.. Ты.. Ведь ты любишь… её?
- Кто тебе такое сказал? Глупенькая! – рассмеялся Наруто. – Единственная кого я люблю, и кто до сих пор этого не понимает сейчас стоит прямо передо мной!..
- Наруто-кун…- «Он так нежно сказал эти слова», - Наруто-кун…я…
Наруто потянул Хинату к себе и крепко обнял:
- Глупенькая, – он нежно погладил её по голове.
Некоторое время они просто стояли обнявшись. Потом Наруто предложил пойти к нему:
- Просто тебе сейчас нужно отдохнуть!.. – нерешительно сказал он, боясь спугнуть Хинату. Хината была счастлива настолько, что из глаз опять брызнули слёзы. Она лишь кивнула головой в знак согласия.
У дома Наруто Хината слегка заробела:
- Наруто-кун.. ты ведь не…
- Не беспокойся. Просто тебе нужно успокоиться, - опровергнул её опасения Наруто. Хината со спокойствием улыбнулась. Они вошли. В доме не было особой чистоты. Понятно, ведь Наруто живёт совсем один. Он посадил Хинату на кровать и сел рядом. С минуту они просто молчали.
- Хината… - неуверенно начал Наруто, - ты … не хочешь пойти в душ.
- Э-э.. Если ты не против.
Наруто встал, подошёл к шкафу, достал чистые полотенце и халат и протянул их Хинате.
- Спасибо…
Хината была в душе примерно минут 15. Она смывала весь стресс горячей водой , наконец, обернувшись в халат, счастливая вышла и ванной. Наруто заваривал чай.
- Садись, - сказал он.
Хината присела и Наруто поднёс ей чай с травами.
- Держи, - Наруто дал ей чашку, присел рядом и начал просто любоваться её красотой.
- Спасибо, - слегка покраснев, Хината чуть-чуть отпила из чашки, и неожиданно отложила чай в сторону. – Наруто-кун… я … - она оборвала слова.
- Хината, я тебя … люблю! – Наруто нежно смотрел на Хинату. Потом он потянулся к ней и поцеловал. Казалось жар её губ был сравним с лавой вулкана. Она покраснела, но не отстранилась. Это был первый, осторожный поцелуй. Наруто с трудом подавил желание зацеловать всю Хинату.
- Наруто-кун … я тоже тебя… люблю… - Хината призналась в любви Наруто! От этих слов в душе Наруто закипела буря эмоций: счастье, любовь, желание! Под действием этих чувств Наруто присел поближе к драгоценной и жарко накрыл своими губами её приоткрытый рот. На этот раз поцелуй был более глубокий и чувственный. Он обласкал языком каждый миллиметр рта Хинаты, Хината ответила ему тем же. Губы любящих людей встретились и теперь не могли оторваться. Наруто повалил Хинату на кровать. Поцелуй не отрывался. Хината чувствовала горячее дыхание Наруто и … любила его больше, больше!.. Она обвила руками его напряженную шею. Узумаки, в свою очередь, заскользил по телу Хинаты под халатом. Оторвавшись на секунду от поцелуя, он скинул с себя футболку. Затем губы встретились вновь. Руки Хинаты ласкали тело Узумаки, дразня его, заставляя его возбуждаться от каждого прикосновения нежных рук. Наруто изнежил ладонями тело Хинаты, останавливаясь на талии и не опускаясь ниже. А как хочется!.. Хината выгибала спину от каждого движения его руки. Встречая преграду в виде поцелуя, вырывался лишь тихий стон наслаждения. Два тела прижались друг к другу, и от этого прикосновения сердца обоих затрепетали от возбуждения. Поцелуй стал ещё жарче, прикосновения чаще и резче. Наруто сделал неосторожное движение и его рука сползла вниз по животу Хинаты. Она в испуге отстранилась. Наруто, очень уважая чувства Хинаты, подавил возбуждение:
- Прости… - ему не хотелось пугать Хинату. Пусть даже его тело наэлектризовано от любви и желания, но он ни в коем случае не будет делать дорогому человеку больно. Пусть пройдет время, и тогда Хината и Наруто смогут насладиться друг другом полностью.
И осталась только нежность.
Влюбленные сидели обняв друг друга руками. Разъединяться не хотелось. И они лежали как кошки, мурлыча какие-то нежности.
- Я тебя люблю!
- И я тебя тоже очень люблю!
Лишь слегка смущаясь, они посмотрели друг другу в сияющие и томные глаза и снова поцеловались. Этот поцелуй переполняла неизмеримая … любовь!..

0

4

автор неизвестен
Днюха ЛИдера:

На улице стоят Наруто, Сакура, Хината, Гаара, Шикамару, Темари и Саске перед штаб-квартирой Акацук и готовятся к нападению на членов организации.
Наруто: Я хочу рамен!
Сакура *дает Наруто кулаком по морде*: Заткнись, идиот! Ты пять минут назад съел сорок порций рамена!
Хината *смущается*: Наруто-кун…
Наруто: Вот именно, Сакура-чан! Всего сорок порций и аж пять минут назад!
Саске *серьезно обращается к Сакуре*: Он прав, Сакура! На голодный желудок атаковать бессмысленно!
Сакура *урчит в животе*: Ну да, ты конечно же прав, Саске-кун! Только чтоб мы все отдали свой рамен придурку Наруто еще раз…
Наруто *довольный*: Ну и что, Сакура-чан! Все равно вы не хотели его есть!
Хината: Наруто-кун…
Гаара *обиженно*: Ну кто не хотел., а кто наоборот! Меня задолбало есть песок, а ты отнял у меня весь рамен!
Шикамару: Полная задница!
Темари: Гаара прав, мне тоже надоело давиться этим поганым песком!
Саске: В любом случае, до ближайшего рамен-бара далеко, и нам придется сейчас провести операцию…
Сакура: Правильно, Саске-кун!
Наруто *передразнивает*: Правильно, Саске-козел!
Сакура *мужским голосом*: Nani?
Наруто: Нет-нет, ничего, Сакура-чан!
Хината: Наруто-кун…
Шикамару: Мне лень слушать вашу перебранку! Или мы атакуем, или не атакуем!
Гаара *ноет*: Я хочу рамен!
Темари: Видно от общения с одним придурком у Гаары развился комплекс неполноценности…
Наруто *бодро встает*: Ну, чего же мы ждем? Вперед!
Сакура *врезала Наруто*: Дурак, это только ты такой бодрый! А мы уже два дня ничего не ели!
Появляется Какаши.
Какаши: Извините, извините, я заблудился на дороге жизни!
Наруто с Сакурой: Ты опоздал!!!
Саске: Трое идиотов…
Шикамару: Раз все в сборе, то пошли!
Все врываются в здание Акацук, и, к превеликому удивлению, их никто не встречает. Саске на дверях замечает вывеску.
Саске *читает объявление*: По воскресеньям у нас выходной, так что прошу не тревожить! P.S. А сегодня у Лидера Днюха!
Наруто *разочарованно*: Ну так даже не интересно! Я ведь забыл купить рамен!
Саске *нетерпеливо*: Нет! Я мститель, я должен найти Итачи!
Темари *дает Саске по голове веером*: Задолбал уже со своей местью!
Саске *робко*: Gomen…
Шикамару *садится на пол*: Полная задница! И ради этого мы тащились сюда!
Гаара *возбужденно*: Нет! Давайте тоже поздравим Лидера!
Сакура: А что мы ему подарим? Ведь это невежливо!
Хината: Наруто-кун…
Сакура: Правильно, Хината! Подарим им этого придурка! Одной заботой у них больше!
Наруто *возмущенно*: А я-то согласия не давал!
Какаши *встает на колени перед Наруто*: Ну, пожалуйста! Я тоже хочу побуха… попраздновать! Тем более они обрадуются, ведь сами так давно тебя искали!
Наруто *в сомнениях*: Ну не знаю…
Темари *встает на колени рядом с Какаши*: Ну пожалуйста! Там ведь папочка будет платить за весь твой рамен!
Наруто: Да, но… Что ты сказала?! РАМЕН! Тогда я иду!
Хината: Наруто-кун! Не надо!
Наруто *не слышит Хинату и продолжает плясать*: Рамена столько, сколько захочу! Рамена столько, сколько захочу!
Сакура *врезала Наруто*: Заткнись, придурок! Если мы хотим Акацукам сделать сюрприз, то надо тихо себя вести!
Наруто: За что, Сакура-чан?!
Саске: Сюрприз! Вот именно. Молодец, Сакура!
Сакура *краснеет*: Спасибо, Саске-кун!
Какаши *встает с колен*: Ну что, идем!
Гаара *улыбается и хлопает в ладошки*: Ура! Идем праздновать Днюху Лидера!
Темари *лукаво улыбается*: Кто Лидер? Был Лидер!
Все поднимаются по лестницы. Сверху слышен шепот. Все ниндзя тихо приоткрыли дверь и заглянули внутрь. Внутри темнота, и лишь раздаются голоса Акацук.
Лидер: Кисаме! Ты просто лапа! Я всегда мечтал о таком подарке!
Кисаме: Вы меня смущаете, Лидер-сама!
Дейдара: О, как это симпатично! Нет, Лидер-сама, вы не туда суете!
Лидер: Думаешь?
Тоби: Да, Дей прав!
Лидер: Тогда чуть правее!.. Ой, не входит! Что же мне теперь делать?
Кисаме: Дайте-ка мне попробовать, Лидер-сама!
Лидер: Кисаме, не туда суешь!
Хината: Я не могу больше это слушать!
Сакура: Меня сейчас вырвет!..
Темари: Там все так захватывающе! Интересно, что будет дальше?
В комнату ворвался Гаара, включил свет и увидел Акацук, собирающих мозаику.
Гаара: Итак, мы все пришли поздравить обожаемого Лидер-саму!
В комнату входят все остальные и вносят Наруто, замотанного в подарочную бумагу.
Какаши: Мы решили, что без подарка как-то невежливо приходить! Так вот, это вам, Лидер!
Акацуки смотрят на ниндзя с удивленными глазами.
Темари: От всей души желаем побольше саке и поменьше Орочимару!
Саске: Кроме этого, у нас есть еще один подарок! Это Гаара!
Гаара: Вы меня смущаете!..
Хината: Д-д-да…
Сакура: Лидер-сама, а сколько вам лет? Мне так хочется подергать вас за ушки!
Шикамару: Полный отстой!
Из подарочной бумаги появляется Наруто.
Наруто: Папочка, вот мой счет за рамен!
Лидер: ЧАГО?
Наруто *обиженно*: Ну папочка… А я тебе Кьюби отдам!
Сакура: Так что, Лидер-сама? Можно вас за ушки подергать?
Какаши замечает в конце комнаты книжную полку и подбегает к ней.
Какаши *читает названия книг*: Дзирая, Дзирая, Дзирая… О-о-о-о-о!!!
Гаара: Лидер-сама, а вы заплатите за мой рамен?
Лидер: ДА НА КОЙ ЧЕРТ ВЫ СЮДА ПРИПЕРЛИСЬ?
Наруто: Не ори, папочка, а то народ испугаешь!
Лидер сел на стул.
Лидер: Это сон, просто кошмарный сон…
Итачи: Может, объясните причину столь неожиданного появления?
Какаши *на секунду отрывается от книжной полки*: А зачем нам причина? Нужен только повод!
Наруто подбежал к Лидеру.
Наруто: Папочка, а можно поиграть с тобой в ниндзя?
Лидер истерично закатывает глаза.
Саске: Учиха… Итачи… Я пришел у…
Темари дает Саске веером по голове.
Саске: Братишка, давно не виделись!
Гаара: А когда будем буха… пить за здоровье лидера?
Шикамару: Надоели!
Кисаме достает меч.
Кисаме: Попрошу удалиться. Эта вечеринка только для членов Акацуки!
Какаши нашарил среди книг регистрационный журнал Акацук.
Какаши: Сейчас все исправим!
Какаши открыл журнал и вписал все имена, кроме Наруто и Гаары.
Наруто *обиженно*: Какаши-сенсей! Это нечестно!
Гаара: Это нечестно!
Какаши: Ладно вам, все равно в качестве подарков остаетесь!
Темари: Лидер-сама, а сколько вам лет?
Сакура: Да, Лидер-сама, сколько?
Саске: Мне просто не терпится узнать возраст одной самой важной персоны!
Лидер *смущенно*: Много…
Хината: Не-не-ужели…
Дейдара: Да, Лидер у нас большой и сильный!
Итачи: Братишка, хочешь помочь нам собрать мозаику?
Саске: Ты-ы-ы-ы… Я пришел у…
Темари дает Саске веером по голове и шипит на него.
Темари: Урод, еще одно слово, и ты отправляешься обратно к Орочимару!
Саске: Ладно, ладно… Gomen… Итачи, я был бы рад, но вот знаешь, устал с дороги…
Итачи: Жаль… Ну а вы, Темари, Сакура, Хината?
Хината: Я…я не х-х-хочу!
Сакура: Вот еще! От Саске-куна отходить!
Темари: Я с удовольствием!
Сасори: Итачи, думаешь можно?
Зецу: А Лидер согласен?
Лидер: Больше народу - легче собирать!
Шикамару: Когда ж додумаются до бух… того, чтобы выпить за здоровье Лидер-самы…
Какаши: Лидер-сама, а вы не дадите мне почитать?
Лидер *возмущенно*: Здесь тебе библиотека что ли?
Темари: Извините, Лидер-сама… По-моему, вы как-то… как бы это сказать… неправильно собрали мозаику… Вот к чему приводит сидение в темноте!
Лидер *смущенно*: Многие окулисты на этом меня ловят… Да ладно, попробуй ты…
Темари: Сами попросили!
Кисаме: А ей можно доверять?
Темари еле заметно улыбнулась и скорчила рожу.
Темари: Я ж девушка, черт возьми! Как я могу обманывать?
Сакура начала приставать к Саске.
Сакура: Саске-кун! А ты не хочешь прогуляться?
Саске посмотрел на Сакуру, как на Ино.
Саске: Достала…
Наруто: Папочка, а ты мне не дашь пособирать мозаику?
Темари: Дааа, вижу такое детям и людям со слабой психикой показывать нельзя!
Кисаме: Ну а что я еще могу дарить Лидеру… Картиночку с цветочками?
Зецу: Так, попрошу не увлекаться!
Тоби: Да, именно!
Гаара: Лидер-сама, а сколько у вас мозаик? Я так люблю их собирать!
Сасори: А когда будем бух… пить за здоровье Лидера-самы?
Шикамару: Додумались…
Хината: А мне можно… чуть-чуть?
Зецу подходит к Хинате и обнимает ее, та дрожит от страха.
Зецу: Можно и не чуть-чуть!
Сакура: Запомни, Саске-кун, тебе пить нельзя, или Орочимару снова тебя соблазнит! Помнишь, как это в первый раз?
Саске: Могла бы и не напоминать… И вообще, ты меня достала… Здесь нет Орочимару!
Лидер: Да, что-то он опаздывает…
Саске: Nani?
Темари: Вот, Саске! В этот раз тебя не придется тащить по Конохе, когда ты не в вменяемом состоянии…
Саске *возмущенно*: Когда ж это было?! Нашла что вспомнить!
Темари: Не знаю, не знаю… Забыл уже, что по дороге творил?
Саске: Это был не я! Меня загипнотизировал Какаши с помощью Шарингана!
Какаши: Это был не я! Меня загипнотизировал Итачи с помощью Шарингана!
Итачи: Это был не я! Это был Тоби!
Тоби: Что за наезды?! Меня в Конохе столько лет не было! И вообще, это был Лидер! Он первым начал!
Лидер: Сейчас здесь будет много трупов!
Сасори: Ли-ли-лидер-са-ма… Успокойтесь! Мы все тут на пределе!
Дейдара: Да, успокойтесь! Нам проблемы не нужны! Здесь гости!..
Наруто обнял папочку.
Наруто: Папочка, успокойся! Попробуй рамен, приготовленный по моему рецепту!
Саске вспомнил этот рамен и поморщился.
Саске: По секрету, лучше приготовиться!
Сакура: Nani? Наруто, ты травил Саске-куна своим раменом?
Наруто: Н-н-еет, Сакура-чан… Он просто фантазирует… Ничего такого не было!...
Сакура: Неужели?!
Сакура подбежала к Наруто и отбросила его к стенке одним ударом.
Сакура: Еще раз такое услышу, ты труп, придурок!
Наруто *последние слова перед потерей сознания*: Сакура-чан, за что?
Гаара: Ну почему все веселятся без меня?
Хината подбежала к Наруто.
Хината: Наруто-кун, ты в порядке?
Зецу посмотрел на Наруто, а потом и на Сакуру.
Зецу: Вот это баба! Как за каменой стеной!
Сасори: А мне потом с такой встречаться… Помогите!
Дейдара: Крепись, напарник!
Итачи: Лидер-сама, а как поживает ваша мозаика?
Лидер отвлекся от желания прихлопнуть Сакуру, которая навредила любимому чаду.
Лидер: Темари, ну как там?
Темари *слабо улыбнулась*: Сами попросили меня собирать…
Лидер *вздохнул*: Ну, как всегда. Ладно, приходи в следующее воскресенье, у нас выходной будет…
Шикамару: Nani?
Темари: Шикамару… Успокойся… так ведь только мозаику!
Шикамару: Полный отстой!
Саске: Мозаика? А мне можно будет придти? И тогда… тогда я совершу свою мес…
Темари дала веером по голове Саске.
Темари *шепотом*: Замолчи, придурок!
Саске *невинным голосом*: И тогда я смогу помочь Лидеру собрать мозаику!
Сакура: Темари! Ты что моего ненаглядного калечишь?!
Темари: Кто калечит? Я? Калечит?!
Сакура: Ты труп!
Гаара: Как интересно! Сейчас будет бабья драка!
Лидер: Прекрасный подарок на Днюху! Давно я так не веселился!
Итачи: Интересно, кто кого?
Хината: Темари-чан, Сакура-чан, успокойтесь!.. Onigai!
Зецу хлопает Хинату по плечу, но не рассчитал силы удара.
Зецу: Давай посмотрим, это будет очень интересно!
Сасори: Темари, давай! Тогда мне не придется встречаться с этой Сакурой!
Дейдара: Супер! Давайте!
Тоби: А мне можно будет посмотреть?
Хидан: Ура! Наконец-то интересное!
Какузу: Да здравствует бабья драка!
Саске: Сакура, Темари, успокойтесь!
Сакура: Ну все, Саске-кун, отойди! Я ее прихлопну!
Темари *невинно*: Кого прихлопнешь? Даже Ино победить не смогла!
Сакура: Врежу! РАЗОЙДИСЬ! КОМУ-ТО БУДЕТ ПЛОХО!
Темари раскрыла веер.
Темари: Может, перестанешь? У Лидера как-никак Днюха!
Лидер: Да здравствует бабья драка!
Темари: Как подарок Лидеру… Kuchiyose, Kiri Kiri Mai!
Сакура отлетает к стене и теряет сознание.
Темари: Ну что же ей на месте не сидится…
Гаара: Почему меня не пригласили поучаствовать?
Саске: Наконец-то, а то уже достала…
Лидер: Эта сволочь навредила Наруто! Так ей и надо!
Итачи: А почему без крови?
Тоби: Ну так даже не интересно!
Сасори встал на колени.
Сасори: Хоть бы не очухалась, хоть бы не очухалась…
Дейдара: Мой напарник будет жить! Мой напарник будет жить!
Хината: Сакура… Как там она?
Какаши: Поспокойнее! Поспокойнее!
Шикамару: Хоть какая-то развлекуха.
Раздается стук в дверь.
Лидер: Кто там?
Голос за дверью: Это я, почтальон Орочимару! Принес посылку-подарок для вашего Лидера! Только я вам ее не отдам, потому что у вас документов нету!
Лидер: Что ты сказал?
Орочимару: Ладно, отдам! Только войти можно?
Саске испугался и забрался под стол Лидера, чтобы Орочимару его не нашел. В комнату входит Орочимару и смотрит на Наруто и Сакуру.
Орочимару: Вот все без меня веселятся! Так нечестно!
Гаара: И без меня! Они все бяки!
Орочимару по очереди обменивается тайными приветствиями (ОЧЕНЬ тайными) с Акацуками, а потом подходит к столу Лидера, где лежит мозаика. Саске трясется от страха. Орочимару вручает подарок Лидеру.
Орочимару: От всей души и почек, дарю вам… хм…
Орочимару посмотрел на Зецу и Тоби, а потом продолжил.
Орочимару: Хм… О чем это я? А, вот! Дарю вам подарок!
Лидер с нетерпением разворачивает подарочную бумагу и улыбается.
Лидер: Орочимару, ах ты проказник! Такое!.. Давно мечтал!
Остальные члены Акацуки пытаются посмотреть на подарок, но Лидер ловко прячет под стол, забыв про Саске.
Лидер: Марш работать, ДЕГЕНЕРАТЫ! Это мой подарок!
Итачи: Лидер, у нас сегодня выходной…
Лидер: Прости, виноват! Марш отдыхать, ДЕГЕНЕРАТЫ!
Под столом слышится оглушающий вопль.
Лидер: Ой, забыл про Саске…
Орочимару: А Саске, значит здесь…
Саске выползает из-под стола со страшными глазами.
Саске: Откуда у Лидера эти фотографии?!..
Хината: Саске-кун…
Какаши: Какие фотографии? Значит, Орочимару, ты мне не все показал?
Орочимару *виновато*: Прости, Какаши… Эти недавно сделал!
Итачи *спрашивает у Саске*: Братишка, ну что ты позоришь клан Учиха?
Тоби: Это же отвратительно! Не стыдно, Саске?
Саске *с испуганными глазами*: Эти…фотографии… Почему именно тогда? Когда я был под градусом?
Темари: Я кого-то предупреждала, что в нетрезвом состоянии кто-то творит НЕВООБРАЗИМЫЕ вещи…
Саске: Меня заставил… противный Кабуто! Я не хотел!..
Орочимару: Ну, как же! Ладно, фотографии как-никак есть!
Гаара *возбужденно*: А дайте мне посмотреть на эти фотографии!
Дейдара: Я тоже хочу! Почему все самое лучшее детям?
Сасори: Лидер-сама! Ну, пожалуйста!
Итачи: Не заставляйте нас с Тоби применять Шаринганы!
Зецу: Ну, Лидер-сама!..
Хидан: Лииииидер!
Какузу: ПОЖАЛУЙСТА!
Лидер: НЕТ! МАРШ РАБОТАТЬ… ОТДЫХАТЬ, ДЕГЕНЕРАТЫ!
Зецу применяет джутсу, которому научился у Наруто.
Зецу: Секси но Джутсу!
У Лидера струей течет из носа кровь, но он не сдается!
Лидер: Мммарш отдыхать…
Вслед за Зецу "Секси но Джутсу" применяют Итачи, Дейдара и Сасори.
Лидер *держится из последних сил*: Нет, марш по местам…
Наконец, к применившим джутсу присоединяются Тоби, Какузу и Хидан. Лидер просто тает.
Зецу: наша взяла!
Итачи подбегает к столу и смотрит на фотографии. У него раскрываются глаза от удивления.
Итачи: Братишка, где же ты так? Я что-то не помню, чтоб ты ДО ТАКОЙ степени напивался!
Саске: Я…я не хотел!
Итачи *обращается к остальным Акацукам*: Простите, коллеги, но это дело семейное! Тоби, марш ко мне!
Тоби посмотрел на фотографии и ужаснулся.
Тоби: Какой кошмар, Саске!
Темари: Видели бы вы, что он творил в Конохе…
Саске подбегает к Темари и зажимает ей рот.
Саске: В какой Конохе? А, в Деревни Листа… Не помню я такого!
Хината: О Боже, Саске-кун, ты отвратителен!
Шикамару: Да, отвратителен! Мы с Темари, как обычно, встретились на крыше, а там, видите ли, Саске гуляет и поет песни, что уши в трубочку сворачиваются. Как приличные люди, мы решили дотащить его до дома… Зря решили! Он подумал, что мы - Орочимару с Кабуто, и со всеми вытекающими последствиями… Даже последнего психа легче утихомирить…
Саске: Nani? Когда это было? Что за, хм, нелепая история… Такого просто быть не могло!
Лидер: Да ну! Трезвенником притворяешься! А помнишь, в третье воскресенье прошлого месяца?
Саске *испуганно*: Какой такой месяц? Нет, вы наверное, просто меня с кем-то перепутали… Это не мог быть я!..
Итачи: Братишка, хватит объясняться! Все здесь присутствующие итак знают правду!
Какаши: Конечно! А ты что думаешь, что я просто так тебя в свою команду записал?
Тоби: Все уже знают про твои приключения! Даже я!
Лидер: Ладно, семейные разборки оставим на потом! А сейчас…
Лидер подходит к полке с книжками и откуда-то достает ящик саке.
Лидер: А сейчас самая приятная часть, которой мы все так долго дожидались.
Какаши: Почему я не нашел? Бестолочь…
Все вокруг оживились и стали доставать из-за пазухи кружки. Откуда они взялись у не Акацук, так и осталось загадкой.
Лидер: Выстраиваемся в очередь. Тут на всех хватит! Сначала Дамы, потом Акацуки, а потом остальные. Саске последний!
Саске: Почему?
Лидер: Хочу запомнить твое лицо, когда увидишь саке!
Первой подбежала Темари с большой кружкой.
Темари: Мне целую! А знаете, Лидер-сама, давайте на брудершафт!
Лидер: Конечно, после раздачи.
Следующей оказалась Хината.
Хината: Мне не много… Я не пью…
Лидер: Конечно не много!
И с этими словами он наливает Хинате почти до края.
Хината: Спасибо, Лидер-сама…
И так все по очереди (мне просто лень писать про всех, и так много получилось).
Остался один Саске.
Саске: Там много осталось?
Лидер: Для новых фотографий хватит!
Саске: Я сегодня не буду перебирать!
Орочимару: Кто-то так же говорил, когда я эти фотографии сделал!
Хината залпом выпивает кружку.
Зецу *наблюдает за Хинатой*: Круто!
Темари долго смотрит в кружку, а потом на Шикамару.
Темари: Я не хочу, как в прошлый раз!
Шикамару: Полный отстой! Не вспоминай!
Темари *обращается к Лидеру*: Лидер-сама, а на брудершафт?
Лидер: Сейчас, только Саске налью!
Саске: Ну, Лидер-сама, ну наливайте уже! Я так заждался!
Орочимару: Кто-то только что говорил, что до ТАКОЙ степени пить не будет…
Саске *обиженно*: Молчи, придурок!
Орочимару: Это кого ты тут придурком обозвал? А когда напился, такие мне ласковые слова говорил…
Саске: Нет! Да чтоб я, Я, Великий Я, напился? Да такого просто не может быть!
Шикамару: Ну, да… Только пол-Конохи помнит, как по всей деревне разносились сладкий голосок пьяного Саске…
Темари *поддерживает Шикамару*: Да и не только Коноха! В радиусе 10-ти км все жаловались, что какой-то пьяный старик не дает им уснуть!
Саске: Да не может просто быть такого! Я, хм, не п… немного пью, но так, чтобы петь и гулять по Конохе, откуда, кстати, я сбежал…
Орочимару: Мальчик, ну хватит отговариваться! Конечно, некоторые и после двадцатой бутылки как новенькие, но ты-то не такой!
Лидер: ТАК, ДЕГЕНЕРАТЫ!!! Прекратить спор! Саске, давай кружку, Темари, сейчас на брудершафт! Орочимару, брысь кого-нибудь другого соблазнять, а Саске мне оставь!
Орочимару: Ну, Лидер-сама…
Лидер: Иди там, Зецу, или Тоби, или Кисаме… Ну кого угодно, но Саске мне оставь!
Орочимару *лукаво смеется*: Где там твой шаринганистый братанок…
Итачи: Попрошу без намеков! Иди к Тоби! Я занят!
Тоби: Так, я тоже занят, иди к Зецу!
Зецу *любуется на Хинату*: Я тоже занят! Иди к Кисаме!
Кисаме *возмущенно*: Почему я всегда крайний? Хм… Я тоже занят!
Кисаме подбежал к столу Лидера и начал смотреть на мозаику с умным видом.
Кисаме: Видите?
Орочимару смотрит на Какузу и Хидана.
Хидан: А я тут причем?
Какузу: На меня тоже не смотри!
Орочимару: Ну почему все такие злые?
Итачи: Спасибо! Ты меня смущаешь…
Орочимару: Ну, тогда остаются Сасори и Дейдара…
Сасори отрывается от Сакуры *нам не видно, что там происходит, но, к счастью, ничего хорошего, не для людей со слабой психикой*.
Сасори: Дайте мне своими делами заняться! Я жить хочу!
Орочимару разворачивается к Дейдаре.
Дейдара: А что я? Я ничего! Я занят…хм… фейерверками!
Орочимару: Уйду я от вас!
Саске: Ну и вали!
Орочимару: Ну и свалю! Соберу свои вещи и свалю!
Саске: Ну и собирай свой мусор!
Орочимару: Как только вернемся домой, за все получишь!
Саске: Ладно, понял! Gomenasai!
Лидер: Саске! Нечего клеится к Орочимару! Это у меня сегодня День Рождения!
Итачи: Братишка! Ну, сколько можно! Ты ведь еще не пил!
Саске: Правда?
Саске протянул кружку Лидеру.
Саске: Ну, Лидер-сама! Наливайте!
Лидер вздохнул, что-то пробормотал про похождения Саске в нетрезвом виде и налил ему саке до края.
Саске *подпрыгнул от радости*: Ура! Пить!
Орочимару чуть отошел от Саске и достал фотоаппарат. Саске залпом выпил саке.
Саске *глупо моргает*: Где это… я… собственно, нахожусь?
Лидер *радостно*: Началось!
Темари и Шикамару с опаской огляделись в сторону Саске. Хината, стащив саке у Зецу, радостно кричала про Наруто. Какаши достал книгу Дзираи и начал подробно описывать эротические сцены. Сасори, услышав произведение любимого писателя, оставил Сакуру в покое и пристроился сзади Какаши, чтобы прочитать все подробности. Дейдара посмотрел на Сакуру и подумал, что с Сасори ему еще долго придется работать. Итачи с Тоби обсуждали на тему: "Сколько Учих должно быть? Двое или трое?" Орочимару без жалости фотографировал Саске. Лидер радостно смотрел на наследника клана Учиха. Какузу с Хиданом разговаривали про то, как лучше допрашивать жертву. Гаара с любопытством смотрел на танцующего стриптиз Саске.
Шикамару: Что ж, это хотя бы лучше, чем в прошлый раз!
Темари: Намного…
Кисаме *присоединяется к Саске*: Я тоже умею танцевать!
Лидер: Марш отсюда, ДЕГЕНЕРАТ! Я на Саске смотрю! А не на твои жабры и чешую…
Кисаме *обиженно*: Я вам еще покажу, всем покажу!
Гаара: Саске! Давай! Покажи им всем!
Какаши: Саске! А можешь, как на пятидесятой странице?
Сасори: Какаши, да ты не просто извращенец!
Саске: Сейчас, вспомню… Аааа… Могу!
Дейдара: Будет что-то интересное…
Орочимару: Давай Саске, не расслабляйся! У меня еще много пленки! Жаль, цифровой забыл!
Хината *шатается*: Саске! Не стыдно! Пить много плохо!
Зецу: Да! Алкоголь вымывает из костей весь кальций!
Саске: Молчи, цветок недоудобренный! А я ведь и немного!
Итачи: Братик, только полегче представь публике!
Тоби: Я уже хочу его прихлопнуть! Лидера у нас забирает!
Темари: Все еще впереди…
Шикамару: Я не дочитал, значит, еще до пятидесятой страницы…
Какузу: Саске! Давай вправо! Я тебе не актриса погорелого театра! И к Хидану не приставай! Там твои родственнички!
Итачи: Мы с Тоби еще трезвые, так что попозже!
Дейдара: Ко мне и напарнику не приставай! Мы люди приличные!
Какаши: А…я? Нет уж!
Саске недвусмысленно посмотрел на Шикамару.
Темари: Ну, уж нет! Не дам, как прошлый раз!
Шикамару: Чего ты на меня так смотришь?
Саске, не слыша Темари, подошел к Шикамару.
Шикамару: Ты чего, сбрендил? У меня уже есть девушка!
Гаара: Аааа… К парню моей сестренки пристает пьяный псих!
Кисаме: Сестренке?..
Итачи: Братишка. А не слишком? Тут дамы, как никак, есть!
Саске *смотрит на Шикамару*: А это разве не дама?
Саске потрогал Шикамару в области груди.
Саске: Точно, не дама!
Юный Учиха посмотрел в строну Хинаты, но та была занята отниманием у Зецу пятой кружки саке. Потом Саске повернул голову в сторону Сакуры, но решил, что его стошнит. И тут его озарило.
Саске *обращается к Темари*: Ты ведь тоже дама…
Темари *испуганно*: Я не дама… Я…я… я девушка!
Саске: А, не дама… Жаль… Что ж, для сельской местности сойдет!
Саске протянул Темари кружку с саке, показывая, что ее нужно опустошить.
Темари: Я не пью в твоей кампании…
Саске: Будешь!
Лидер: Ну, скоро нам покажут, что же там на странице пятьдесят?
Саске: Пей! Или я тебя поцелую!
Темари: Лучше пить!
Итачи: Братишка, ты извращенец!
Орочимару: Да ничего! Зато эти фотографии его у меня удерживают! Кажись, завербую еще кого-нибудь! А то уже скучно в одной мужской кампании…
Саске *поворачивается в сторону Орочимару*: А кто Кин в жертву принес?
Саске повернулся к Темари.
Саске: А ты Таюю угробила!
Лидер: Вот так всегда! Орочимару издевается над своими подчиненными, Таюя дохнет от рук Темари, Гаара, кажется, отправляет на тот свет всех, кого встретит, а я… Мне скучно! И над подчиненными не поизмываться! А то они ответят!
Хидан: Да еще как!
Дейдара смотрит на Сакуру.
Дейдара: Давно я ничего не взрывал!
Хината бежит к Дейдаре и хватает его за руку.
Хината: Не надо Сакуру взрывать сразу! Лучше продлить удовольствие!
Дейдара: А ты права!..
Сасори: Сакуру не трогать! Она моя! Поиздеваться хоть над ней дайте!
Какаши: Нет! Сакуру в живых оставить надо, а так делайте, что хотите!
Сасори: Да ты какой-то гуманист, Какаши! Просто гуманист-извращенец­!
Какаши: Да, времена у меня тяжелые… Что же поделать?
Итачи: Саске, не затягивай! Я хочу посмотреть, что там на пятидесятой странице!!!
Тоби: И не один Итачи заждался! Темари, давай поднимай свою филейную часть и показывай!
Темари *шатаясь*: Я ж не знаю, не читала! Шикамару книжку отобрал!
Шикамару: Нечего себе глупостями такими голову забивать!
Гаара: Так это был мой подарок! Все, Песчаная гроб…
Шикамару: Ладно, ладно, успокойся! Книгу-то я верну!
Гаара: Все равно, Песчаная лави…
Шикамару: Как же ты достал! Перестань! Оставь свои комплексы при себе!
Гаара: Да, ты… Песчаный бог гром…
Зецу хлопает по плечу Гаару.
Зецу: Успокойся, нам кровь пока не нужна! Если что, мы заказали искусственную… А пока обойдемся без нее! Ближе к вечеру…
Гаара: Так мне еще столько ждать! Я не выдержу!
Итачи: Выдержишь! Если что, мой Мангекю Шаринган тебе поможет! Это просто такой тонюсенький намек!
Тоби: А если у Итачи не получится, я помогу!
Лидер: И чего вы все тут занялись самодеятельностью? Кто тут Лидер? Я Лидер!!! Так что МОЛЧАТЬ, ДЕГЕНЕРАТЫ!
Итачи *робко*: Простите, Лидер-сама!
Орочимару: Саске! Батарейки на фотоаппарате не вечные! Начинай!
Саске *жалуется, показывая на Темари*: Эта дурочка ничего не знает! Как?! Подскажите мне, Орочимару-сама, если вы такой умный…
Орочимару: Не мои проблемы! Ты что, разборки хочешь, когда домой вернемся?! А? Я тебя спрашиваю, МСТИТЕЛЬ НЕСЧАСТНЫЙ!
Саске *показывает на дверь*: ВАЛИ отсюда!
Орочимару *тихо, но серьезно*: Кто-то действительно хочет разборок?
Саске: Нет-нет! Gomenasai!
Орочимару: Так-то лучше!
Саске: Но мне-то что делать?
Лидер: А ты что, не понимаешь? Расскажи вкратце! Даю пять минут! А потом или показывайте, или будут три трупа!
Какаши: Почему три?
Лидер: А кто предложил? С лидером не спорят, между прочим! Или один труп будет валяться прямо сейчас!
Гаара *про себя*: Противный Лидер! Ему все можно, а мне даже этого Шикамару нельзя прихлопнуть!
Лидер *невинно*: Или два трупа будут валяться прямо сейчас!
Саске быстро начал рассказывать Темари, что надо делать. У той сначала раскрылись глаза от ужаса, потом от удивления, а к концу она стала смеяться.
Саске *обидчиво*: Что там смешного?..
Темари *умирает от смеха*: Да вот, представила, как ты… Ха-ха-ха ха-ха-ха-ха-ха-ха…
Прям не могу! Так смешно!..
Саске: Тебе то смешно?
Темари: Ой! Не могу!.. Ха-ха ха-ха-ха-ха ха-ха-ха… Не могу! Можно так разве людей смешить?!
Какаши: Ей смешно! Да что же такое? Ее что, в детстве головой вниз уронили?
Сасори: Действительно, не знаю, что тут смешного!
Гаара: Папа просто перестарался с хвостиками в детстве… такое бывает!
Темари *продолжает смеяться*: Не могу! Черт возьми! Такое хочешь показывать? Ха-ха ха-ха-ха-ха ха-ха-ха!.. Блин! Не могу! Ксо!
Хината *удивленно*: Что это с Темари-чан?
Дейдара: Что-то кому-то нехорошо…
Шикамару: Темари, что с тобой?
Лидер: Кому-то надо было меньше пить… Лады… Саске, вам две минуты осталось!
Саске: Хватит смеяться, дура! Нам еще показывать!
Темари: Сам дура! Ладно! И как же мы будем показывать, хи-хи, эту сценку?
Саске наклонился и начал шептать на ухо Темари.
Гаара: А мне с такой живется!
Какузу: Бедненький!
Гаара: Никакой я не бедненький! Я будущий Казекаге!
Хидан: Ну да, ну да…
Гаара *обидчиво*: А ты мне, что, не веришь?
Итачи: поверь еще таким бедненьким…
Кисаме: Неправда, Казекаге буду я!
Гаара: Черт, тогда Песчаная…
Тоби: Успокойся, песочный Гаара…
Зецу *шепчет на ухо Тоби*: Гаара Пустыни…
Тоби: Точно, Гаара Пустыни!
Гаара *обиделся*: Да какой я песочник?! Да мне этот песок так надоел, что одни плохие нецензурные слова наворачиваются! И, вообще-то, я не просил в меня Сюкаку совать! Этот противный папа… Спасибо Орочимару…
Орочимару: О-о-о… Я краснею! Молодой человек, а вы свободны сегодня вечером?
Саске: Хм…
Орочимару: Ну, вообще-то, я занят…хм… воспитанием одного двинутого мсти… хорошего человека!
Лидер: Саске, десять секунд! Девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, о…
Саске *быстро перебил Лидера*: Лидер-сама, а как же сцена и все такое! Я ведь не зря этой дуре объяснял, что надо делать!
Темари: Идиот! Сейчас все забуду! СПЕЦИАЛЬНО! А все свалю на тебя!
Саске *сквозь зубы*: Ладно, этой прекрасной девушке, которая меня уже достала, что я хочу ее…
Темари *невинно*: Ой, а что там в начале? Саске, ты не помнишь?
Саске: Я хотел сказать, что без нее я просто не смогу!
Лидер: ДЕГЕНЕРАТЫ! Разойтись! Сейчас будем смотреть сценку! Она называется "Что же там на пятидесятой странице, или как меня достали Саске и Темари"
Все освободили место. Хидан с Какузу оттащили стол с мозаикой. Итачи с Тоби зевнули, сказав напоследок, что они уже засыпают. Зецу оттащил Хинату от Сакуры и Дейдары. Сасори и Какаши тихо подкрались к Саске.
Какаши: Прошу тебя, Саске, помягче!
Кисаме поднес стул Лидеру. Все приготовились. Настала гробовая тишина.
Саске: Хм… Итак…
Темари *шепчет на ухо Саске*: Я слова первые забыла…
Саске: О, милый!
Темари: Точно, спасибо!
Темари обращается к Саске с пафосом и лошадиной долей иронии, которую в ней пробудил алкоголь.
Темари *падает на колени*: О, милый мой! Как ты мог! Я верила в то, что ты меня не предашь! А теперь… Что же мне делать?
Темари закрыла лицо руками.
Саске *грустно*: Неужели, я навсегда останусь девственником…
Темари *бросается в объятия Саске*: Нет! Я все еще… Все еще тебя… Ксо, не могу сказать это слово тебе!
Саске *пытается спасти положение*: Да, милая! Неужели ты меня еще любишь?
Темари *старается изо всех сил не поморщиться*: К-к-конечно, милый! И ради этого я хочу подарить тебе себя! Всю!
Саске *тоже морщиться*: А я-то думал по частям…
Темари *шипит на Саске*: Там ведь не так…
Саске *быстро исправляется*: Конечно! Я смогу взять тебя прямо здесь и сейчас!
Темари: Пошел ты! Небось, и вправду девственник… Ой! Да, милый! Прямо здесь и сейчас! Помоги мне снять одежду, а то меня уже так от тебя тошнит, что я не могу пошевелиться!
Саске скользит своими руками по талии Темари.
Саске: Конечно! Ради тебя, дура, что угодно!
Лидер: Так не ПОЙДЕТ! Побольше страсти!
Какаши: Темари, тебя не должно тошнить от Саске!
Сасори: А Саске не должен морщиться, когда Темари обзывает его дураком!
Саске: Лады… Итак, на чем я остановился? А… Милая! Твоя осиная талия сводит меня с ума!
Темари: А твои глаза заставляют меня вспоминать море!
Саске страстно (ну, насколько можно изобразить) целует Темари в губы. Та зеленеет.
Темари: О, этот тошно… прекрасный поцелуй я еще долго не смогу забыть!
(Мне стыдно описывать происходящее! Не осуждайте за подробности, детям не буду давать читать дальше)
Руки Саске прижимают к себе Темари, когда та незаметно пыталась вырваться из его объятий.
Итачи: Братишка, побольше страсти!
Лидер: Правильно! А и так же дело не пойдет! Темари, представь, что перед тобой Шикамару!
Шикамару: У нас все невинно!
Лидер *отмахнулся от Шикамару*: Саске, представь, что перед тобой Сакура.
Саске поморщился.
Лидер: Или Орочимару…
Саске *к Темари*: Вали отсюда!
Лидер: Ну, не знаю… Представь, что она даст тебе силу!
Саске: Ну, что же вы сразу не сказали!
Саске ласково смотрит на Темари, та от него не отстает в этом деле.
Лидер: И побольше пафоса!
Темари *не слыша Лидера*: Милый, я вся твоя!
Саске *ласково гладит по волосам Темари*: Я так давно искал силу… ой, тебя… Дай же мне почувствовать тепло твоего тела!
Темари *крепче прижимается к Саске*: С удовольствием.
Оба начинают стаскивать с друг друга одежду.
Темари *гладит Саске по обнаженной спине*: Твоя спина, милый Шика… Саске! Она такая сильная!
Саске стаскивает с Темари кофту.
Саске: Но ей не сравниться с твоей изящной талией!
Оба продолжают раздевать друг друга, как вдруг… Да! Выключается свет!
Лидер: ЧТО ЭТО ЕЩЕ ЗА ШУТКИ?! Самое интересное началось!
Итачи: $@#%^$#!
Тоби повторяет за Итачи.
Зецу ищет в темноте Хинату.
Зецу: Где эта милая девочка? Почему всегда в самый неподходящий момент!
Хината нашаривает в темноте лифчик.
Хината: Что же он упал в самый неподходящий момент!
Дейдара: Это был не я! Мне самому интересно!
Сасори: Чертова электропроводка! Я не брал оттуда ничего!
Какузу с Хиданом: Оборвали! Сволочи! Кто? Поймаем…
Шикамару: Черт! И откуда Темари научилась так страстно целоваться?!
Гаара: Сестренка! Я темноты боюсь!
Какаши: Блин! Убью!
Кисаме: Чертов мир! А я так хотел посмотреть!
Орочимару: Блин! Мой фотоаппарат в темноте не может снимать!
Кто-то включает свет. Все сразу же смотрят на сцену и… видят невинную картину. Темари, прикрывшись кофтой Саске, мило заснула на нем, а наследник клана Учиха по-детски обнял девушку. Орочимару делает последний кадр с мыслью о новой подчиненной.
Лидер: ПОЧЕМУ ВСЕГДА НА САМОМ ИНТЕРЕСНОМ?

КОНЕЦ!!!

Ну, пока не совсем! Что же было на следующий день…
Темари проснулась на Саске в логове Орочимару. Саске долго пытался ей объяснить, что помнит только последние две минуты, а точнее, как они целовались.
Темари: Ксо! Шикамару меня убьет!
Саске: Ладно, Хоть какое-нибудь разнообразие будет! А то надоели Кабуто и Орочимару…
Темари: Ты на что намекаешь?!
Саске: Как увидишь компромат, все узнаешь!
Сакура утром посмотрела в зеркало и долго кричала, что убьет Сасори. Тот, кстати, все утро смеялся над своим экспериментом. Дейдара поздравил напарника с продленной жизнью.
Итачи и Тоби окончательно решили, что Учих будет двое, и они сейчас находятся в Акацуки… Это так, намек на Саске.
Лидер маялся с мозаикой, а под конец чуть не угробил Кисаме, который ее и подарил.
Кисаме: Я не виноват! Просто у меня только на это денег хватило!
Лидер: Это твои проблемы, ДЕГЕНЕРАТ!
Наруто: папочка, ты ведь заплатишь за мой рамен?..
Лидер: А это откуда тут взялось?! Сейчас разберемся!
Зецу никуда не отпустил Хинату. У них все впереди!
Зецу: Что ж, с чего начнем?
Хината: С мальчика!
Хидан и Какузу были счастливы! Их избежали все проблемы и неприятности.
Какаши заказал новую книгу Дзираи.
Какаши: Хочешь, про Темари с Саске книгу напишешь? У них там ТАКОЕ было… Рассказать?
Дзирая: Еще спрашиваешь!
Шикамару: Ero-Sanin! Про Темари захотел! Я ее вытащу из рук Орочимару и такое ей тут устрою! Нечего по мстителям шастать!
Гаара: Да! Я ей тоже взбучку устрою! А кто мне завтраки будет готовить?!
А теперь Действительно….
КОНЕЦ

0

5

название: Ранняя весна
Автор:неизвестен
Бета:нету, никто не отбетит меня.
Жанры: Romance
Персонажи: Наруто/Хината
Рейтинг: G
Предупреждения: нет.
Дисклеймер: все права на персонажей принадлежат их создателям
Содержание: расцвет природы - расцвет чувств
Статус: завершен
От автора:раслабляющий рассказик, так что можно всем читать без ограничений. 
Нарисовать бы на белом снегу,
Что я жить без тебя не могу.
Но растает тот снежный покров,
И не будет тех ласковых слов!
Рассвет. Легкий ветерок колышет тонкие ветви деревьев, заставляя их танцевать. Наконец-то зима закончилась,
но везде все еще лежал снег, уже не такой свежий, как раньше. Вокруг стволов деревьев образовались
проталины, позволяя тем самым пробиться на поверхность молодым зелененьким растениям, которые в будущем
разрастутся, поражая своей красотой. Деревня Листа всегда славилась своей прекрасной растительностью,
которая очень удивляла приезжих сюда людей. Особенно прекрасным был центральный парк, но сейчас там
было тихо и пусто, да и местные жители не так часто приходили сюда. То ли времени у них не хватало, то ли
просто не находили нужным здесь находиться. Но одна девушка часто бывала здесь. Ее излюбленным местом
была лавочка рядом с озером, с которой открывался великолепный вид.
Ветер с каждым новым порывом увеличивал свою силу, но не был резким, а наоборот мягким и освежающим. Он
игрался и легонько трепал длинные волосы, которые были похожи на черный шелк. Сверкающие лучи
восходящего солнца озаряли лицо, особенно ее жемчужные глаза, делая их еще более сияющими, похожими на
снег, который сверкал под лучами солнца. Легкий румянец придавал аккуратному лицу здоровый вид, который
делал ее, как всегда, очень даже симпатичной. Но всего этого она не замечала, так как была глубоко погружена
в себя.
- Наруто-кун…Наруто…Я постоянно восхищаюсь тобой, ты всегда был для меня примером. Ты никогда не сдаешься,
и это придает мне силы. Но все считают тебя…мм…идиотом и слабаком, хотя в глубине души они боятся зверя,
живущего в тебе, но я не боюсь и не считаю тебя таковым. Я полюбила тебя. Да. Наконец-то я до конца
разобралась в своих чувствах. Но все же и у тебя есть недостаток. Наруто, почему же ты такой невнимательный?
Неужели ты до сих пор не мог заметить, какие чувства я к тебе испытываю? А может, ты и замечал, но не хочешь
подавать виду? Я знаю, что тебе нравится другая, и, скорее всего у меня нет и малейшего шанса, но я пыталась…
Посидев так ещё несколько минут, девушка подняла голову, посмотрела на небо, пытаясь увидеть в нем ответ.
Но, естественно, она ничего там не нашла, лишь спокойствие и безмятежность.
- Что ж, я приняла решение. Наруто, скорей всего ты меня не любишь, - при этих мыслях девушка стала мрачной.
- Но я всей душой люблю, и не хочу тяготить тебя этим чувством, скорее всего безответным. И чтобы не мучить не
тебя, не себя, пожалуй, я отпущу любовь в небо, и она уйдёт вслед за этой зимой.
Девушка резко опустила голову, по ее щекам потекли хрустальные слезы, но нежный ветер осушал их, не давая
им коснуться земли, еще не до конца пробудившейся от зимнего сна.
Сзади нее послышался голос, но девушка не замечала его, она была все еще погружена в себя.
Вдруг ее плеча коснулась рука, сильная, но и в то же время нежная. Девушка быстро вытерла слезы рукавом и
обернулась. Перед ее взором стоял парень лет шестнадцати в оранжевом костюме со светлыми волосами и
голубыми глазами очень похожими на небо, в котором девушка до недавнего времени искала ответы на извечно
мучающие ее вопросы.
- Хината, что ты здесь так рано делаешь? – парень сделал свое фирменное непонимающее выражение лица.
- На…Наруто-кун? – сказала тихо девушка и, как всегда, при этом очень покраснела.
- А? – парень не мог разобрать сказанное своей собеседницей.
- Я…ну это…гуляю, - она немного растерялась, - а что тебе не спится?
- А я только с тренировки, - парень широко улыбнулся, - а ты давно здесь сидишь?
- Ну…если уже рассвет, то значит целую ночь, - сказала задумавшись девушка.
- У, так же и простудиться можно, если на одном месте все время сидеть, - парень немного нагнулся к Хинате.
Девушка опять засмущалась, но теперь она могла хорошо рассмотреть его лицо, особенно ее поразили его глаза.
Она ни разу в жизни не видела таких глаз. Даже ее родители никогда не смотрели на нее с такой добротой и
заботой, и от этого сердце девушки билось все сильнее.
- Хината…- немного отстранившись, начал парень, - почему ты всегда такая грустная?
- Ну,…как бы это сказать, - девушка очень разволновалась, размышляя, стоит ли ей сказать Наруто, все как есть
или же осуществить задуманное ей раньше.
И все-таки она решилась:
- Знаешь Наруто, ты…для меня…стал, - но, не успев договорить, он прервал ее.
- Хината, не нужно ничего говорить, – сказал на полном серьезе парень, - я сам все скажу…
У девушки от волнения защемило сердце.
- Хината, я вот тут подумал, - парень явно волновался, - ну, почему бы нам ни стать более близкими друзьями?
Девушка от неожиданности немного приоткрыла рот, глаза удивительно округлились.
- Неужели, я все-таки ему небезразлична? Я не верю этому, это должно быть сон, - с этими мыслями она все еще
удивленно смотрела на Наруто.
- Что скажешь, Хината? – парень прервал молчание.
- Ну…я…это, - девушка совсем было растерялась, но вдруг чувство, которое переполняло ее сердце, дало силы на
ответ.
- Что, Хината? Выражайся точнее, - парень опять скорчил свою непонимающую физиономию.
- Конечно, Наруто, я и сама очень хочу этого, - сказав это, она немного успокоилась.
- Ну что ж, я думаю, у нас все получится, - широко улыбнулся парень.
В его улыбке чувствовалась искренняя радость и успокоение, которого, видно, в последнее время ему очень не
хватало. Хината тоже улыбнулась ему в ответ, чувствуя при этом облегчение: ее душа порхала от счастья
находиться с любимым человеком.
- Ну, тогда отметим это событие походом в Ичираку рамен, и заодно отметим первую неделю весны, - Наруто
пристально посмотрел на Хинату и протянул ей руку, - ну, что скажешь?
- Да, конечно, пойдем, - девушка подала свою маленькую, изящную ручку, которая казалась очень хрупкой по
сравнению с рукой Наруто.
- Вот и отлично, - парень ещё больше развеселился и помог встать девушке.
- Наруто, все-таки ты неисправим, - и с этими мыслями Хината последовала за своим возлюбленным, который с этих
пор всегда вел ее за собой.

0

6

Петушиный бой.

- Бьякуган!
- Шаринган!
Это должно было когда-нибудь случиться.
Семейство Учиха родственно клану Хьюга. Но они разошлись уже слишком далеко, развивая каждый свои собственные возможности.
Учиха Саскэ – последний представитель своего клана в Конохе. Хьюга Нэджи – не наследник, но, как говорят, самый одаренный за последние годы в своей семье.
Оба стремятся достичь как можно большего.
Рано или поздно они должны были столкнуться в выяснении Самого Важного для юных генинов Вопроса: кто из них сильнее, хитрее, кто из них лучше.
Каскад прыжков и ударов сменяется мгновениями тишины и неподвижности. Два подростка замирают друг напротив друга, пытаясь считать намерения противника. На стороне одного – возможность скопировать, принять чужую технику как свою. У другого – опасное знание уязвимых точек врага. У обоих – недавно пережитое унижение проигрыша, опаляющее желание доказать всему миру свою ценность, привычка быть первым во всем. Грозная смесь.
Мальчишки увлеклись. Окажись рядом враг – взял бы их голыми руками обоих, настолько они не следят за тем, что происходит вокруг. Оба сказали своим наставникам, что идут в лес тренироваться – никто не станет их искать.
Во всяком случае, они в этом уверены.
На толстой горизонтальной ветке могучего дерева стоят Хатаке Какаши и Майто Гай, неподвижные, немного напряженные – в любой момент может понадобиться разнимать слишком разошедшихся учеников. С Саскэ справиться не так сложно, но вот остановить Нэджи, не применяя серьезных техник, - задачка не каждому по силам. Полтора месяца назад, на экзамене, для этого понадобилось четыре джонина. Гай уверен в себе – он хорошо знает ученика, Гай уверен в Какаши – просто уверен, но все-таки очень надеется, что их вмешательство не понадобится.
Мальчики перешли от простого тайдзюцу к своим персональным техникам. Оба уже в ссадинах и царапинах, оба стараются изо всех сил. Ни один не может взять верх.
- А ведь мы плохо их учим, - едва слышным шепотом говорит Какаши.
- Это почему же?! – немедленно ершится задетый Гай.
- Смотри. Они не пытаются одержать победу. Они пытаются заставить друг друга признать поражение. Это не ниндо – это петушиный бой.
Гай фыркает:
- Давно ли ты сам...
- Ты тоже.
Оба сэнсея молча смотрят на подростков внизу.
- Наверно, это нужно перерасти, - неожиданно мрачно говорит Гай.
- Главное – выжить в процессе, - бормочет Какаши почти про себя.
Нэджи ловит Саскэ в водоворот своих «шестидесяти четырех ударов». На втором шаге Саскэ начинает копировать Нэджи. Через полминуты мальчишки отлетают друг от друга и так и остаются стоять на коленях, тяжело дыша, испепеляя врага взглядом. Потом медленно поднимаются на ноги, изготавливаются к новой атаке.
- Пора прекращать, - думает Гай вслух.
Над скалой Хокаге, видной отовсюду в Конохе, взвивается желтая сигнальная ракета – призывает к немедленному сбору всех ниндзя. Саскэ стоит спиной, но Нэджи замечает сигнал, выставляет перед собой обе руки ладонями вперед:
- Нужно возвращаться. Что-то случилось.
Саскэ оборачивается, провожает глазами падающую желтую звезду. Еще раз смеривает взглядом бесстрастного противника, молча уходит с поляны.
Нэджи кланяется ему вслед, сложив руки в приветствии:
- Спасибо за тренировку, Саскэ-кун.
Последний из Учиха надменно дергает плечом, прыгает в заросли, и через секунду он уже далеко. Нэджи следует за ним в стороне, чтобы не сложилось впечатления, что они вместе.
Оба джонина тоже направляются к месту встречи. Гай летит впереди и не слышит, как за его спиной Какаши признает:
- Нэджи что-то понял. Один-ноль в твою пользу, Гай.

0

7

Молодой ниндзя стоял посредине толпы. Его чёрный кожаный жилет был, расстегнут, и немного подрагивал на несильном ветру также как и его ярко красные волосы. Его небесно голубые глаза взирали на разъяренную толпу совершенно спокойно, не смотря на грозные крики.
- Уйди отсюда! – кричали ему из толпы. – Мы не отдадим тебе наших друзей!
- Я не могу уйти. У меня есть приказ. А по кодексу шиноби приказ надо выполнять любыми средствами, - громко ответил ниндзя.
Неожиданно толпа расступилась. По открывшемуся пространству к ниндзя подошли четверо высоких и мускулистых мужчин с булавами.
- Тогда мы заставим тебя уйти! – прошипел один из них и бросился на парня.
Булава била точно в цель. Ещё пару секунда и... парень исчез, а вместо него стоял другой из бойцов с булавами. Удар пришёлся ему в грудь. Острые шипы пробили грудную клетку, и булава застряла в теле мужчины, который, прохрипев, упал на землю. Миг, и ударявший получил сильный пинок в челюсть. Железная подошва ботинок сделала своё дело. Отлетев на несколько метров, ударявший бездыханно ударился оземь.
- Перестаньте! – воскликнул парень. – Я не хочу убивать вас всех!
Вся толпа громко засмеялась.
- Неужели ты решил, что мы выдадим тебе их только за твои глупые угрозы?! – крикнул кто-то.
- Они бандиты! Неужели вы хотите умереть за бандитов?! – голос ниндзя говорил о том, что он уверен в своей победе.
- Что может один шиноби против целой деревни?! – раздался очередной крик из толпы.
- Тогда простите... – тихо прошептал парень. Его глаза сменили форму. Это и был знаменитый Шаринган. Он поднял руки. На тыльной стороне каждой из его ладоней был вытатуирован знак Конохи. Он начал, крутясь на месте, исполнять странные движения пальцами и руками, будто опутывая что-то невидимое. Наконец он остановился. На его красивом лице появилась столь жестокая улыбка, что казалось, что он совсем не тот, кто стоял на его месте мгновение назад.
- А теперь смотрите... – прошипел он.
Каждый в толпе прижался к другому. Тонкие нити, опутавшие их, стали толще настолько, чтобы их можно было разглядеть.
- Нити Разреза! – воскликнул ниндзя и сжал кулаки.
В то же мгновения отовсюду брызнула кровь. Тела деревенских жителей начали разваливаться на части. Нескольких секунд хватило на то, чтобы залить всю поляну свежей кровью. Единственным живым на поляне остался молодой ниндзя. Он стоял, немного нагнувшись, и громко смеялся леденящим душу смехом. Наконец он успокоился и встал ровно, не двигаясь и закрыв глаза. Раздался свист и за его спиной появился высокий мужчина в деревенской одежде, поверх которой была накинута жилетка шиноби Конохи. На правом бедре у него висела кобура для сюрикенов, а сзади на поясе сумочка. Его голова была наголо выбрита, лицо было грубым, а карие глаза холодными и пустыми. Он был примерно на две головы выше молодого ниндзя из клана Учиха. Лысый выхватил кунай из сумочки и попытался воткнуть его в спину Учихи. Тот резко присел и, оттолкнувшись руками от земли, ударил ногами, метя лысому в грудь. Тот, отпрыгнув назад, встал в боевую стойку. Ещё секунда и возле него стоял ещё один мужчина одетый, точно как и он. Этот мужчина был ростом примерно метр восемьдесят. Его волосы были коротко подстрижены. Лицо было скрыто маской АНБУ. Из-под маски донёсся хрипловатый голос:
- Зря ты взялся за это дело, Яшамару! У тебя нет шансов!
- Ты уверен Гесши? – ухмыльнувшись, спросил Учиха. – Я думаю, это вам стоило бежать, пока была возможность.
- Ты только что убил жителей нашей деревни и думаешь, что мы убежим от тебя, генин? – пробасил лысый.
- Они не оставили мне выбора, Цумото. И виноваты в этом вы! Преступники!
- Заткнись! – выкрикнул Цумото, и четыре сюрикена полетели в Яшамару.
Учиха кинул четыре своих сюрикена наперерез. Те, столкнувшись в воздухе, воткнулись в сырую землю и стены двух ближайших зданий. Лысый исчез. Яшамару запрыгнул на крышу одного из домов и воскликнул:
- Элемент Огня; Огненный Дождь!
Около десятка горящих шаров устремились в стоявшего не двигаясь Гесши. Тот с невообразимой скоростью провёл комбинацию ими и воскликнул:
- Элемент Земли; Каменный Щит!
Ударившие прямо по нему шары не причинили ему вреда, так как он был окутан толстым каменным шаром. Тем временем Цумото вновь появился за спиной Учихи. Он занёс свой массивный кулак над головой парня. Но когда он резким движением опустил его, Яшамару уже сидел на корточках позади него. Ноги лысого тут же опутали широкие и прочные нити.
- Как? – пробасил Цумото.
- Хоть ты и джеунин, а стоять при ударе так и не научился. Я просто проскользнул по полу между твоих ног.
Нити в мгновение ока стали тоньше, и через столько же, от ног Цумото стались только кровоточащие обрубки. Яшамару сделав сальто, оказался на земле, решив добить лысого потом.
- Выходи Гесши. Ты не сможешь долго прятаться!
Земля под ногами Учихи задрожала, и он немедля отпрыгнул в сторону. Вовремя.  На месте он стоял несколько секунд назад прогремел взрыв. Гесши появился откуда-то сверху и метнул в Яшамару кунай. Тот воткнулся в левое плечо Учихи. Когда Гесши приземлился, тонкие нити уже приближались. Но когда они уже должны были коснуться его, на пути стал толстый каменный шар покрывший его.
- И что дальше? – раздался хриплый голос из глубины шара.
- Не недооценивай меня!
Яшамару начал медленно сжимать пальцы и нити, обмотавшие шар стали неторопливо прорезаться в него. Понадобилось несколько секунд на то, чтобы раздался громкий крик Гесши, и окровавленные куски каменного шара развалились. Учиха запрыгнул на крышу того здания, где он оставил Цумото. Тот, едва дыша, бормотал:
- Ты чёртов убийца… ублюдок…
- Но я не преступник как ты, – весело заявил Яшамару.
Последнее что увидел бывший джёунин деревни Скрытого Листа, Норохо Цумото, была нить, обмотанная вокруг его шеи…

В тот самый день его возненавидели все в деревне Коноха. Ему присвоили звание чуунина, но за слепое следование кодексу все в деревне стали, относится к нему как к отбросу. В тот же день Учиха Яшамару получил прозвище “Остриё Крови”.

0

8

Автор: Adyen
Переводил: Siberian Troll

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!!!!
Данный фанфик,может задеть чьи-то чувства, вкусы или предпочтения. Это бывает. Читайте на свой страх и риск.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ АВТОРА!!!!
Мне и правда не стоило писать этого, но стоило мне об этом подумать, и я просто не смог удержаться...
Вкратце, я написал все это лишь оттого, что другого способа выкинуть это из головы не было.
Предупреждение: Читая это, вы можете и ослепнуть. И хотя это не настолько смертоубойно, чтобы выжечь ваши глаза напрочь, вам, (особенно ВАМ), стоит сесть понадежнее, прежде чем читать далее.
Не сказал бы что текст ниже годится для всех возрастных категорий. Я вас предупредил.

Вся правда об Энергии Юности.

Рок Ли - 15 лет.
Рок Ли выглядел несколько обеспокоенным, прибыв на тренировочную площадку, где они, с Гаем-сенсеем должны были сегодня встретиться. Прибыв на место, он увидал Нейдзи, тот редко тренировался с кем-либо еще, и как раз уходил.
(Короче говоря, смывался, чтоб не видать, как двое парней обнимаются, подобно любовникам после долгой разлуки)
- Ли! – воскликнул Гай-сенсей, - Я вижу, что-то пригасило твой Пламень Юности! Скажи мне, что не так, и мы вновь раздуем твой пламень до надлежащего уровня!
Гай тут же заметил неладное, поскольку Ли воздержался от своей привычной ПламенноЮностной речи.
- Гай-сенсей… - сознался Ли, - Не ПламенноЮностные мысли засели в моей голове. Прошу, помогите мне от них избавиться! – взмолился он, падая на колени.
С лицом, преисполненным серьезности, Гай сочувствующе похлопал Ли по плечу. – Полагаю ты достаточно взросл, чтобы познать Особый Тайный Прием, созданный еще сенсеем моего сенсея. Опробовав его, ты никогда более не будешь тревожим столь неЮностными мыслями, и сможешь всецело сосредоточиться на тренировках, на все 100!
Глаза Ли, устремленные на учителя, заблестели, - Правда?
Гай одарил его патентованной Ухмылкой Хорошего Парня (с полыхнувшей вспышкой), и поднял большой палец вверх, - Ну конечно, Ли! Ты же мой любимейший ученик, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе в тренировках!
И оба они проследовали в тайное уединенное место, как и заповедано было сенсеем сенсея Гая, и Особый Тайный Прием был воплощен в жизнь, хотя и не без криков и боли. А когда Ли, на протяжении следующих нескольких недель спрашивали, а чего это он так странно ходит, он говорил, что всему виной особая тренировка.
(И с того дня каждый раз, оказываясь рядом с Ли, Нейдзи избегал пользоваться своим Байякуган, поскольку каждый раз в итоге лицо его кривилось. Но, тем не менее, он ничего не говорил.)

Наруто Узумаки – 16 лет.
- Бли-ин, ну чего Сакура не обращает на меня внимания? – проныл Наруто, обращаясь к Ли, с которым столкнулся у будки с лапшой, в которой Наруто был частым гостем. – И не только Сакура, блин Ну ни одна из девчонок не замечает меня ну вообще…
- Наруто, это все не ПламенноЮностные мысли! – объявил Ли. – Но я помогу тебе избавиться от них, чтоб ты смог обрести вновь Энергию Юности!
На затылке Наруто повисла капля. – Э-э, не стоит, Ли. Уверен – как только я стану Хокаге, все тут же станет пучком.
Ли замотал головой, - Нет, я настаиваю. Я познал Особый Тайный Прием, и могу помочь тебе посредством его избавиться от этих неЮностных мыслей.
Расплатившись за еду, Наруто покинул будку, а Ли потащился за ним следом. – Так что там в себя включает это твой Особый Прием?
И Ли ему рассказал.
Глаза Наруто округлились. – ХРЕНА С ДВА! – заорал он, инстинктивно защищая часть своей анатомии руками, - Я НЕ СОБИРАЮСЬ ЭТОГО ЛИШАТЬСЯ!
- Но Наруто, - принялся объяснять Ли, - Это ЕДИНСТВЕННЫЙ способ избавиться от этих неЮностных мыслей.
Он сказал это так, словно это было само собой очевидно.
- Я сказал НЕТ, и это ЗНАЧИТ..! Секундочку, а ты сам, что ли через это прошел уже? – поинтересовался Наруто с нездоровым любопытством.
- Ну конечно! Гай-сенсей помог мне через это пройти еще в прошлом году! – сказал Ли, выдавая Ухмылку Хорошего Парня и Характерную Позу.
Наруто принялся от него пятиться. – Так это значит, ты теперь… О, ками.. Так ты… Нет, нет, отстань! Даже и не приближайся ко мне! – он торопливо отпрыгнул от недоумевающего Ли, и развернувшись, опрометью пустился наутек от мастера тайдзюцу.
- А, теперь понимаю, - сказал Ли, смотря ему вслед. – Он слишком смущается, чтобы попросить об этом открыто! – слезы разделяемой печали потекли по щекам его, - Но не волнуйся Наруто, я помогу тебе пройти через этот трудный период неЮностности!
И сказав это, он торопливо направился домой, готовиться к ночной вылазке на помощь другу.

Той самой ночью
Наруто наконец сумел выбросить из головы эту отвратную мысль и наконец смог заснуть.
Ли, же, подобравшись к нему примерно около полуночи, пользуясь навыками ниндзя, осовенными им, решил не будить его и тихо опустил мешочек с потребными для Особого Тайного Приема вещами на тумбочку у кровати.
Вытащив небольшой горшочек с водой и спиртовку, он затем зажег ее и принялся калить на ней большой широкий нож. Вынув затем бинты и корпию, а также и горшок побольше, он внимательно глянул на Наруто.
Наруто же в это момент валялся раскинувшись по кровати, с одной ногой под одеялом, а второй на, и свисающей с края.
- Вот! Сейчас мы избавим тебя от этих неЮностных мыслей, и отныне будем вместе пылать Энергией Юности! – подумал Ли, гордо выпрямившись, и в глазах его горела решимость.
Выглянув наружу, он подождал, пока вода не вскипит, а нож не стерилизуется как следует, а затем загасил спиртовку, после чего вновь проник в комнату Наруто.
Крик некоего блондинистого парня, раздавшийся пятью минутами позднее, был слышен по всех Конохе.

На следующий день.
- Позволь я это повторю, - сказала Цунаде, потирая виски, дабы избавиться от головной, в это раз вызванной отнюдь не похмельем. – Ты хочешь сказать, что Ли каким-то образом прокрался к тебе в спальню, и сделал с тобою… это, отчего ваши с Кьюби разумы вошли в унисон, и затем вы прогнали Ли ЧЕРЕЗ ВСЮ ДЕРЕВНЮ, РАЗНОСЯ ВСЕ НА СВОЕМ ПУТИ, после чего ПОКАЛЕЧИЛИ ЕГО до после экзаменационного состояния, а затем ты узнал, что Кьюби был самец, и он решил помочь тебе отрастить заново твой… кхм, до монструозных размеров, и теперь он у тебя такой и останется.
- Точно, - прорычал Наруто, - И если я еще хоть раз увижу Ли или Гая, я сделаю это снова! Так им и скажите!
- Скажу, - отозвалась Цунаде, бровь ее дергалась. – К счастью вы никого не убили, так что совет (тут тебе тоже повезло, что в него входят одни мужчины, ну, кроме меня), решил, что они могут тебя понять, и простить, с учетом всех обстоятельств. В общем, иди вон Джирайе похвастайся или еще чего, а я пока со всем этим разберусь, ясно?
Все еще раздраженный Наруто лишь отрывисто кивнул, после чего вылетел из кабинета, оставив позади вздыхающую Цунаде.
- … Ну почему это должно было произойти так рано, - пробурчала она, стараясь не глядеть в сторону бутылочек саке, слишком уж напоминавших ей монструозный причиндал Наруто.

------------------------------------------------------------------------------------
Авт. Прим: Забавно, но в одном из произведений с китайскими стилями боя, имеется один характерный стиль, требующий именно этого. Что-то там насчет дисбаланса потоков ци, и все такое....
И нет, я не шучу.

0

9

20-ти летие Наруто.

Наруто: так, почти все собрались, думаю можно начинать праздновать! Хината, дорогая, всё готово?
Хината: Да, Наруто-кун.
Наруто (сам с собой, смотря в список приглашённых гостей): Чёрт, надеюсь водки на всех хватит...зря Тсунаде с Джирайей пригласил...
*Стук в дверь*
Наруто: (открывая дверь): О! Бровастый, бровастый учитель, заходите!
Ли: Наруто-кун, прими от нас этот подарок, это костюм, сделавший меня сильным!
Наруто: Спасибо!!! Пойду надену!
--Спустя 5 минут Наруто выходит из комнаты в зелёном облегаюшем костюмчике.
Ли и Гай (в один голос): Потрясно!!!
Неджи (с закрытыми глазами): ААА!!!! Чертов бьякуган, выколите мне глаза!!!
*Хината падает в обморок
*Какаши сидит на диванчике и не взирая на происходящее читает книжку
*Шаринган Саске невольно начинает подёргиватся
*Сакуру тошнит
*Сай довольно улыбается
Наруто (в недоумении): Что с вами всеми?
Хината (с пола, с лицом баклажанового цвета): Наруто-кун, переоденься пожалуйста...
*Наруто уходит переодеватся, гости приходят в чувство

--Спустя 10 минут
Наруто: всё, больше никого не будем ждать, предлагаю начать!
*Гости садятся за стол, начинают кушать, разговаривать, и.т.д.
*Встаёт Хината
Хината(краснея): Наруто-кун, сегодня ты достиг совершеннолетия, я так рада этому, ты так повзрослел, со времени нашего первого свидания...
Наруто(сам с собой, не взирая на ситуацию): что же там такое?...
Сакура(бешено): ПРИДУРОК, НЕ КОВЫРЯЙ В НОСУ ЗА СТОЛОМ!!!
Наруто: А, чё? а, простите, отвлёкся.
*Наруто получает смачный удар в нос
*Хината падает в обморок
*Какаши читает книжку
*Саске думает как заполучить силу.
*Сай ушёл.
*Сакура с ангельским видом садится на место.

--Спустя час
*Стук в дверь
Наруто (открывая) А! Тсунаде-сама, Развратный отшельник, заходите!!! (про себя) прощай водка.....
Джирайа: Наруто, вот тебе мой подарок, новая часть моей книги, чит-....
Какаши (снося Наруто плечом) Ой, Джирайа-сама, давайте я на полочку положу!
*Снова стук в дветь
Наруто(вставая с пола, открывая дверь): Гаара, Темари, Канкуро! Проходите!
Гаара: Теперь у тебя сзади дома есть песочница, пользуйся на здоровье. *Проходит
Канкуро: Держи, сам делал, наверняка пригодится. *Вручает Наруто куклу, проходит
Наруто (дёргая куклу за руку) И что в ней особенного?
Саске (из-за стола): Ай б*я!!! моя рука!!!
Темари: А я чё, я за компанию. *Проходит

--Спустя три часа
Сакура (печально): Саске, зачём ты пошёл к Орочимару, он же тебя использует!
Саске (сквозь сон): Да папа, я изучил катон...
Гай (допивая вторую бутылку водки): Какаши, я тебе не уступлю!
Джирайа (похотливым голосом) Девушка, а можно с вами познавомится?
Тсунаде: Пшёл вон, изврашенец...
Ли: Что уставился, муд*ла?! Я в самом расцвете сил! (*Начинает дубасить зеркало)
*Голос из туалета
Неджи: Ха, неудачники, я вас вижу, а вы меня нет...А! Хината-сама, отвернитесь!!!

--Спустя час
*Дикий грохот во дворе
Наруто: Что за х...?!
Гамабунта(весело): Ну что Наруто, может всё таки обменяемся Саказуки?!
Гаара: Наруто, забудь о песочнице...
--Спустя 15 минут
Гамабунта: Ну всё, я пошёл к детишкам *Исчезает
Наруто(убито): Тсунаде-сама, это серьёзно?!
Тсунаде: Ну, а печени можешь забыть...

--Спустя час
*Стук в дверь
Наруто (открывая, смотря на гостя косыми глазами): Них*я ты быстрый Саске, вроде только за водкой ушёл а уже при-...
Итачи: придурок...вот твой подарок. (*даёт Наруто большой аквариум, полностью заполненный непонятным сушеством)
Наруто: Что это за дерьмо?!
Итачи: Я знал что ты всегда хотел завести рыбок...
Голос из аквариума: Мой клинок - Самехада...тычет мне в глаз...
Голос из туалета: Гай-сенсей, мне хер*во

--Спустя 2 часа

Гай: Ли, снимай их, покажи всем, на что ты способен!
Гай: Ли...я говорил об утяжелителях, одень штаны....
Итачи (с накатывающейся слезой): Саске, братишка я так скучаю по родителям...
Саске (сквозь сон): От Хокаге я ушёл, от Наруто я ушёл, а от тебя и подавно уйду...
Киба: Акамару, кто нассал мне в ботинок?!?!?!
Наруто (обиженно): Ну подкмаешь, промахнулся чуток, ну со всем бывает.
Голоса из туалета:
Джирайа(довольно): обожаю общие туалеты
Ино: ААА!!! Извращенец!!!!
Голос из аквариума: С*ки хоть пивка плесните...

--Утром

Саске (вскакивая с кровати, тыча пальцем в Итачи): Я УБЬЮ ТЕБЯ, СВОЛОЧЬ!!!
Итачи (сквозь сон): Я тоже тебя люблю, рыбка моя...
Голос из аквариума: Спалил, падла...
*Из Соседний комнаты
Джирайа и Тсунаде в один голос: ААА!!!
Джирайа: спал с этой старухой?!?!
Тсунаде: я спала с этим извращенцем?!?
Гаара: я спал?!
Голос из сортира: гыгыгы, а я вас всё ещё вижу!
Наруто (с дикой похмелюги, смотря на Чоуджи): А разьве Гамабунта не вчера ушёл?
Шикамару(мечтая) : А облака такие красивые...
Ино: А вам не кажется что Ли крышу снёс?
Какаши (вставая с диванчика, закрывая книгу): Я что-то пропустил?

0

10

Персонажи: все
Автор: The Sh33p
Перевод: Lido
Бетинг: пожелала остаться неизвестной
Рейтинг: G
Предупреждение: если вы не знаете канона, даже не беритесь читать, но если вы знаете канон, то не спешите верить всему, что прочитаете. Это первая страница из пяти, так что дайте знать, если возникнет желание почитать продолжение. Плюс я переводчик непрофессиональный, возможны ляпсусы, которые просто проскочили мимо двух пар глаз.

читать дальше1
Мало кто помнит, кто когда-то не было пяти Великих скрытых деревень и дюжин более мелких, соперничающих за власть. Вместо пяти Каге было шесть. Титулы Хокаге, Мизукаге, Казекаге, Цучикаге и Рейкаге появились сотни лет назад, но над их носителями властвовал Зенпанкаге, Великая Тень, чье влияние было скрыто от взгляда. Долгое время этот главный Каге стоял над пятью меньшими, каждый управлял его или её подчиненными по-настоящему железной рукой.
Затем пара братьев, Кензаймару и Намимару, убили Зенпанкаге и ввергли когда-то спокойный мир шиноби в хаос. В последующей отчаянной борьбе за власть древние традиции были потеряны, и Каге тех дней были убиты либо друг другом, либо своими предполагаемыми преемниками, большая часть которых в свою очередь погибла в первые минуты после триумфа.
В итоге Пять Каге наших дней ведут отсчет не с момента, когда Первый Зенпанкаге объединил шиноби в единый народ, что было сотни лет назад, но со времени, когда пять лучших, объединившись, воплотили в жизнь то, что станет впоследствии Великой Пятеркой Деревень.

2
История Конохи разительно отличается от прошлого иных деревень Великой Пятерки. Тогда как шиноби последних обладали похожими друг на друга стилями борьбы и разделяли одну жизненную философию, Коноха была необычна с самого начала. Стихией её первого Хокаге был не огонь, давший ему имя, но дерево, что служит пламени пищей. Её Второй, который когда-то был возможным преемником Пятьдесят Третьего Мизукаге, в основу своих техник вложил не огонь, но воду, гасящую его.
Ирония не прошла незамеченной их преемником - прилежным в изучении истории – ирония того, что те двое, ставшие первыми Каге в деревне, были братьями и отказались от своих имен, чтобы вместо них нести титулы.

3
Из пяти Хокаге лишь двое сохранили части имен, данных им от рождения. Третий, Сарутоби, отказался от своего имени, но хранил фамилию. Она укрепила его связь со старшим сыном, со снохой и единственными выжившими родными: вторым сыном, Асумой, и прямым наследником, Конохамару. Пятая сделала обратное, но многие скажут, что она перестала верить в семью, когда увидела изувеченное тело своего дорогого брата.
Из пяти Хокаге Третий и Пятая более всего разнятся. Сарутоби принял титул в возрасте двадцати лет—моложе всех, кто когда-либо нес его тяжесть—и управлял Конохой дважды; почти тридцать лет в первый раз, и лишь двадцать – во второй. Он провел Коноху через две из трех Великих Войн шиноби и видел как обоих своих предшественников, так и тех двух, кто заступал на его место. Цунаде приняла титул к пятидесяти годам – возраст поздний уже для того, чтобы быть Хокаге, не то, что становиться им –и встретила Коноху в пору её возрождения из руин. Ночами она молится о том, чтобы не увидеть очередной войны, и надеется прожить достаточно долго, чтобы помнить не только двух своих непосредственных предшественников, но и по меньшей мере одного наследника.
По крайней мере один человек, Данзо, думает, что она не протянет даже пяти лет.

4
Когда речь идет о кланах продвинутого генома, Коноха единственная изо всех скрытых деревень, что встречает своих уродцев с открытым сердцем и распростертыми объятиями. Корни этого таятся в договоре, который во время основания Конохи был заключен между кланами Хьюга и Учиха, с одной стороны, и Первым Хокаге с другой: Учиха были признаны независимыми, а Хьюга была позволена варварская практика Проклятых печатей. Более того, именно Первый Хокаге изобрел Проклятую печать, и каждый год, когда вся деревня празднует его рождение, боковая ветвь Хьюга носит черные похоронные одежды с рассвета до сумерек и проводит большую часть дня, бросая убийственные взгляды на лицо, увековеченное в камне.
Это ритуал, который Главная семья не в силах изменить.

5
Клан Учиха был рожден, когда второй сын главы клана Хьюга упился вдрызг и провел ночь с семью женщинами: блюстителем порядка, двумя гражданскими и четырьмя сраженными дзенинами, особо восприимчивыми к тому типу иллюзорной техники, которым он владел. Все они забеременели. Когда глава клана об этом узнал, двух из четырех дзенинов заставили совершить аборт, и остальные женщины искали защиты у Хокаге. Безусловно, он ее предоставил.
Парой десятилетий позже, дети тех женщин сами обзавелись семьями. Сыновья полицейской –тройняшки, именованные Учиха, потому как они были незаконнорожденными, а их мать была из рода Учиха – вошли в состав милиции. Дети дзенинов стали заурядными ниндзя, и дети горожан стали простыми горожанами. Прошли еще несколько поколений, и семьи слились, но в это время наследники Учиха стали использовать свой бьякуган для целей иных, чем он был предназначен. Набросьте еще пару поколений - и бьякуган наконец мутировал в красную спираль, что зовется шаринганом в наши дни.
Первой и бурной реакцией Хьюга на происшедшее была казнь отца семерых ублюдков. Шло время, и клан начал ритуально оскоплять или стерилизовать тех, кто не был первенцами, покуда эта практика не уменьшила число людей до величин, угрожающих существованию клана. Когда Первый Хокаге предложил Проклятую печать как альтернативу, они приняли её, не терзаясь этическими соображениями, и с тех пор были неколебимо верны.

6
Первым троим Учиха были даны имена Цукиоми, Аматерасу и Сюзано. Каждый совершенствовался в отдельной области: искусство иллюзий, ниндзюцу и рукопашный бой. Легенда, ходившая по клану, утверждает, что от них берут начало три точки шарингана.
Мать Учиха Саске, от которой он перенял большинство черт, была прямым потомком Сюзано. Его отец, гены которого проявились в Итачи, был прямым потомком Цукиоми. И хотя братья знали многое из истории клана, насмешка судьбы прошла мимо них. В любом случае, ни одного, ни другого это не интересовало.

7
Фактически самого благородного происхождения в Конохе клан Акимичи. Их длинная родословная восходит к самураям и даймё. Первоначально Яманака были их садовниками и управителями, тогда как Нара охраняли их леса и занимались медициной. Время и образ жизни шиноби истерли прежние узы, построенные на подчинении и зависимости, заменив их дружбой, но каждый раз Ино будет завистливо допрашивать Чоджи, почему он получает подарки от даймё, которых, по собственному признанию, не знает; Чоджи будет удивляться, почему иностранцы ожидают, что Шикамару будет искусен в обращении со стрелой и луком, а Шикамару будет задаваться вопросом, почему его сотоварищи бывают иногда такой занозой в заднице.
Потом он улыбнется сам себе, верно предполагая, что на него никто не смотрит, и опять уснет. Упускать возможность качественно поспать, размышляя над странностями друзей, слишком нерационально.

8
Клан Инузука из Конохи и клан Некотейнеи из Суны традиционно не ладят. Их кровная вражда началась еще до создания Деревень, и никто уже не помнит, почему так повелось, но к этому имеет какое-то отношение один из дальних предков Акамару, который спутал гигантскую черную кошку с жевательной игрушкой, в то время, как мужчина Инузуки и женщина Некотейнеи скрепляли клановый союз на кухонном столе...

9
По чистоте стиля Хината превосходит Неджи. Различие заметно в том, что настоящий Дзюкен выполняется всей рукой; внутренности того, на ком его применяют, словно попадают в микроволновую печь. Шестьдесят четыре или сто двадцать восемь Рук Хакке, когда их исполняет настоящий Хьюга, убьют любого задолго до завершающего удара. Созданные же Неджи вариации, несмотря на всю их точность, просто выбивают тенкетцу и оставляют цель живой до последнего.
Ирония в том, что Хьюга Ханаби лучше их обоих.

10
Мало кому известно, что Четвертый Хокаге был, как это принято сейчас называть, метросексуалом. Он не только знал, как кроить и шить, но и был настораживающе в этом хорош. Он изменял принятую АНБУ униформу дважды за полгода, доведя её дизайн до совершенства, в каком виде она и дошла до наших дней. Именно он продумал тот непревзойденный по элегантности плащ, в котором был на церемонии провозглашения Хокаге, и проводил большую часть своего свободного времени, обучая других шитью и чиня детские игрушки.
Несмотря на это, он пылко интересовался женским полом. Стоило лишь спросить его будущую жену; они впервые повстречались на уроке шиться.

11
Узумаки Наруто не был одинок всю свою жизнь. Вопреки его собственным убеждениям, в действительности он имел некое подобие семьи еще до того, как сложились его отношения с командой номер семь и Умино Ирукой.
Первые годы своей жизни он находился под опекой АНБУ. В его присутствии они никогда не снимали маску. Первым заданием Узуки Югао стала смена его подгузников и пение колыбельных. Песней, которую она пела ему, был печальный мотив убийства и ненависти.
До сих пор, когда Наруто видит кого-то в маске АНБУ, он чувствует неодолимое желание промурлыкать эту мелодию.

12
Традиция привязывать людей к бревну во время испытания на звание Генина восходит к первым поколениям конохских шиноби. Дзенин по имени Намимару положил ей начало, вываляв в грязи генина по имени Сарутоби во время теста с двумя колокольчиками. Хотя ни один из учеников не справился с заданием, Сарутоби единственного привязали к бревну. Полученный опыт безмерно его унизил, а последующие слова Намимару заставят Сарутоби уронить слезу над бессмысленной гибелью пары безымянных генинов Песка, пожранных запретным дзюцу.
До сих пор Сарутоби остается единственным гением, привязанным к бревну в ходе теста. Из его собственных генинов в том же положении оказался горластый недоросток по имени Джирайя, после того, как он почти – почти – добрался до колокольчиков своими силами. В команде Джирайи еще более шумный коротышка с соломенной копной волос был привязан к бревну языком лягушки, которая была тридцати футов ростом, после его провальной попытки стянуть колокольчики в одиночку. В команде Четвертого был связан куда более вежливый, но все же чертовски крикливый недоросль, который пытался помочь своим товарищам захватить бубенцы, приняв на себя удар.
Четвертый думал, что это научит оставшихся двух прислушиваться к голосу совести и видеть в товарище нечто большее, чем пушечное мясо. Он ошибся, но попытаться стоило.
Команда Какаши проходила испытание одной из последних, и их случай немного отличался от предыдущих. На сей раз самую горластую заразу в конохской истории привязали к бревну и... оставили там. Через два дня он выбрался самостоятельно.
В ту полночь Какаши, проснувшись, нашел всю свою коллекцию «Приди-приди» сожженной дотла; а Саске, поднявшись поутру, обнаружил, что его одежда была выбелена и окрашена в розовый цвет - так что они раскаялись в своем поступке. Вскоре Наруто заработал фонари под оба глаза, Сакура же осталась в стороне от неприятностей.

13
Из всех Хокаге, прошедших тест с колокольчиками, лишь один не был привязан к бревну: Цунаде. Забавно, но каждый из тех, кто был, либо носил гордое звание Хокаге, либо имел отличные шансы когда-нибудь им стать.
Обдумывая это иногда, Цунаде признает, что Джирайе повезло. Орочимару сошел с ума. Из людей, которых она любила, лишь трое не умерли ужасной смертью - вдобавок, к ноше, уже лежащему на её плечах, добавился титул Хокаге. Джирайя же бросил миссии и нажил состояние, сравнимое с казной страны поменьше, на порнографии.

14
Как ни странно, Абураме Шино привязан к товарищем сильнее любого другого генина в Конохе. Он считает остальных «новичков» Конохи своей семьей, знают они это или нет. У него хранятся фотографии каждого из них. Он всегда поблизости, когда считает, что им может понадобиться помощь, и хотя никто не понимает намеков, что он здесь для них, ему нравится полагать себя в хороших отношениях со всеми.
Когда Наруто возвращается и не узнает его, Шино задет просто потому, что он относится к Наруто как к чему-то среднему между докучливым младшим братом, которого он всегда хотел, и возможным воздыхателем сестренки, которая у него уже есть.

15
Среди всех дзенин-генинских отрядов Конохи, Юхи Куренаи ближе всего к своим подопечным. Она стала матерью Хьюга Хинате, второй старшей сестрой для Инузука Кибы и опекаемой Абураме Шино тетушкой. Там, где Хатаке Какаши невольно позволяет своей команде треснуть и разбиться на миллион осколков, а команда Сарутоби Асумы была буквально рождена для совместной работы, Куренаи выковала самое безупречное трио генинов, которое было в Конохе. Шино их мозг, уши и нож.
Киба их нос мышцы и зубы.
Хината их глаза, совесть и инстинкт самосохранения.
Теперь ни один из ответственных за «девять новичков» учителей больше не волнуется за свои команды. У Какаши больше нет бойцов, чтобы беспокоиться о них; Асума чертовски хорошо знает, что его щенки найдут выход из любой неприятности, в которую попадут; а Куренаи знает еще лучше, что её семья просто слишком умна, чтобы попасть в безвыходную ситуацию.

16
Девушки Конохи всегда были известны своей твердолобостью, когда дело доходило до того, что нравится мужчинам. Нет примера нагляднее, чем их представление об Учиха Саске. Все они ошибочно верили в то, что ему нравятся девушки с длинными волосами. Это привело к тому, что фанатки вроде Харуно Сакуры или Яманака Ино отрастили свои волосы до абсурдной для шиноби длины, тогда как Хьюга Хината взяла на веру ложный посыл, что, раз Наруто и Саске были полными противоположностями, Наруто понравятся девушки с короткой стрижкой.
Ирония в том, что правдой будет обратное: Саске предпочитает девушек с короткой стрижкой, а Наруто – с длинными волосами. Как ни странно, Хьюга Неджи всегда знал этот факт и, когда он, невольно расслышав девичьи разговоры, вскользь его упомянул, половина аудитории смотрела на него так, словно пришел архангел и объявил конец света.
Двумя годами позже, когда Наруто вернется и найдет стриженую под каре Сакуру, длинноволосую Хинату и Ино со средней длины помешательством, под которым подразумевается хвост и челка, только Тентен будет над этим смеяться. Почему?
Потому что она уже поняла, что если ты хочешь понравиться мужчине, то нужно добиться, чтобы ему нравились не только твои волосы. Когда-нибудь, она надеется, остальные куноичи разгадают это. А пока что она безусловно будет получать удовольствие от их усилий. Это бесспорный плюс положения всеобщей старшей сестры.

17
Мало кому известен факт, что Канкуро пытался пригласить Тентен на свидание, когда он впервые посетил Коноху в ранге дзенина.
Однако факт, что Темари пришлось впечатать Неджи и Ли ветром в стену дома, чтобы не допустить убийства брата, известен очень широко.

18
Выживи Учиха Обито, мир сильно бы отличался от ныне существующего.
Четвертый все еще был бы мертв. Наруто все равно ненавидела бы большая часть деревни, но Пятым был бы Хатаке Какаши. Скорее и Шизуне, и Кабуто искусствам медицинского ниндзюцу обучала бы Рин, чем Цунаде и тот человек, что два десятилетия был для Кабуто отцом. У Ируки Умино был бы друг детства, и вместо скромного служения в чине чунина к двадцати он стал бы дзенином для особых поручений.
Мизуки умер бы, не успев открыть Наруто правды о запечатанном в нем демоне.
В начале Наруто провалил бы тест на генина, но жаркая дискуссия между давними друзьями и последующий за ней кулачный бой, который сровнял бы здание с землей, в любом случае провели бы его.
Обито взял бы на себя обучение новосформированной команды номер семь, и Сакура была бы привязана к бревну. Наруто предложил бы ей свой завтрак, и команда прошла бы в мгновение ока. Саске не стал бы единственным оставшимся в Конохе Учихой, а Итачи искренне пожалел бы, если бы вернулся, чтобы забрать Куюби. Орочимару никогда бы не сумел поставить печать на Саске, чидори умерло бы вместе с Какаши в битве против равно обреченного Орочимару, и Рин,
не Цунаде, стала бы шестым Хокаге.
Наруто все так же по счастливой случайности встретил бы Джирайю. Джирайя так же принял бы его, и, в конечном счете, Наруто приобрел бы все те же финты. Саске научился бы полагаться на собственные силы, и это завело бы его дальше, чем любой ускоренный курс у Орочимару. Сакура по-прежнему плелась бы позади, но тайный сговор с Джирайей опять привел бы её под крыло Цунаде.
Митараши Анко была бы наполовину нормальной, у Юхи Куренаи периодически кружилась бы голова в присутствии Обито, а Хьюга Хинату ободряло столько людей, что она буквально потащила бы пинающегося и кричащего Наруто на первое свидание.
Однако наибольшим отличием стало бы то, что однажды мальчик со светлыми волосами и молочно-белыми глазами – сын Хокаге - потребовал бы у своего «дяди-своличи» рассказа о том, как легендарный Обито изменил мир.
Саске бы рассказал ему эту сказку, и на лице его в это время были бы морщинки. Каждая – от смеха.

19
Неджи и Ли внезапно пришли к безмолвному взаимопониманию. Это случилось, когда Неджи заметил на правом плече Ли странный отпечаток ладони, видимый лишь ври активном бьякугане. Он заговорил о нем лишь потому, что заметил такую же вещь на плече Гая несколькими днями позже.
Теперь, когда бы Ли ни вел себя, как полный идиот, ни сверкал зубами и ни придавал бы своим волосам эту непотребную шарообразную форму, Неджи больше не насмехается над ним. Он смеется.
Он смеется, глубоко сочувствуя, потому что Ли считает, что быть смешным поможет ему сохранять рассудок, даже когда рука шинигами навеки вцепилась в его душу.

20
Анко ненавидит Шизуне. Она ненавидит её больше, чем кому-то следовало бы ненавидеть жителя одной с ним деревни, и, будь у неё шанс, она с радостью бы убила Шизуне, слизала бы кровь с куная и бросила бы тело на улице, напевая «Дин-дон, сука сдохла!».
У этой вражды нет истории. Её причина не связана ни с каким личным оскорблением.
Анко ненавидит Шизуне из-за того же, почему она завидовала Йондайме: Шизуне тренировал другой Саннин.
Хотя большинство людей никогда не задумывались над этим, но именно Анко выдала Третьему Орочимару. Однажды ночью она пришла, спотыкаясь, к его дому, в пропитанной кровью одежде и что-то бессвязно крича. Она сотрясалась в рыданиях и не видела ничего перед собой. До того она была самой преданной ученицей Орочимару – единственной живой ученицей. За три года, в течение которых он принимал генинов, Орочимару не провалил ни единой команды, но никто из его генинов, кроме Анко, не пережил больше трех миссий. Он всегда заявлял, что позаботился о телах, констатируя, что им не повезло и в следующий раз он приложит больше усилий.
Только Анко замечала, что он улыбался, спрашивая позволения самолично сообщить скорбные вести семьям погибших.
Четвертому же достался лучший из саннинов учитель. Анко встречала Джирайю. В некотором смысле, она все еще по-детски в него влюблена. Ведь Джирайя воплощал в себе все то, чем не был Орочимару. Он стареет, но так стареет хорошее вино. Он извращен, но по крайней мере открыто, и не стыдится этого. Он знаток своего дела, и хотя его иной раз заносит, он не выставляет напоказ все свои достоинства, чтобы потешить свое больное эго. Его методы обучения суровы, но они работают, и в конце концов – он безусловно учит.
Тем не менее, Шизуне повезло. Лишь двое из всех бывших у саннинов учеников не сошли с ума, не были опорочены или обесчещены этим, и она – одна из них. Способности ее учителя, как в случае с Джирайей и Четвертым, согласовались с её собственными. Под опекой Цунаде Шизуне стала одним из лучших медиков-ниндзя, которых видела Коноха. Она мила; Гретхен в жестоком, непрощающем мире, которая умудрилась сохранить непобедимую улыбку и доброту.
Она может жить нормальной жизнью.
Анко не может. Она симпатична, но всегда будет плохой девочкой и, если верить слухам, шлюхой. Она умрет молодой и знает это. Многие либо боятся её, либо еще не простили того, что она, будучи лабораторной крысой для орочимаровской проклятой печати, пережила эксперимент. Её единственный близкий друг до недавнего времени незаслуженно страдал от общественной изоляции, о любви она может лишь мечтать, и единственная для неё возможность получить от чего-либо удовольствие - наблюдать, как это что-то истекает кровью.
Кровит и умирает.
Анко не может жить нормальной жизнью. Шизуне может.
Поэтому, когда Анко и Шизуне пересекаются на улице, и Шизуне сияет своей фирменной «моя жизнь прекрасна и удивительна, а твоя?» улыбкой, все, что может сделать Анко, это сдерживаться всеми силами, чтобы не изуродовать её милое личико.
Они – отражение друг друга в разбитом зеркале, а стекло оставляет глубокие, глубокие порезы.

21
Тот, кого более всего боится Неджи среди «девяти новичков», не Наруто и не Саске. Это Абураме Шино.
Шино для Хинаты словно старший брат, которого у неё никогда не было, но в котором она всегда нуждалась: её верный защитник, который умен до дрожи в коленках и способен на тихую месть.
Доказательством этому будет то, что в течение месяца, предшествующего финальному туру чунинского экзамена, Шино регулярно выпускал жуков в поместье Хьюга. Неджи видел их лишь тогда, когда Шино хотел их ему показать, но даже тогда молодой Хьюга был уверен, что еще сотня-другая насекомых укрылась от его взгляда. Теперь сон Неджи неглубок и тревожен. Это потому, что он знает: если что-нибудь случится с Хинатой, Шино не только сможет убить его во сне – он сделает это.

22
Однажды в финале чунинского экзамена на противоположных концах поля окажутся Хьюга Ханаби и Сарутоби Конохамару. Ханаби почти искалечит его вариациями известных ей техник: таких, как выполнение кайтена лишь половиной тела, или использование техники тридцати двух рук в реально жестком ударе. Затем Конохамару шокирует всю деревню – и своего противника – спокойным, систематичным исполнением шести пунктов.
Во-первых, он предложит ей пойти с ним на свидание. От шока она застынет на месте.
Потом, когда она гневно его отвергнет, он вытащит керамическую бутыль саке. Он убедит её подождать, пока не сделает хороший глоток дедовского напитка: затупить чувства перед тем, как унизиться до капитуляции.
Затем, когда она приготовится добить его, Конохамару одной рукой выполнит печати и вложит тот мизер чакры, что у него остался, в спиртосодержащий фаербол. Ханаби отбросит его цельным кайтеном.
Затем Конохамару швырнет в неё полупустую бутылку. Она защитится от нее дзюкеном, разбив бутылку и облив себя саке.
Затем Конохамару проказливо улыбнется и напомнит, что она носит тонкую белую майку.
Затем Взрывная печать, которую он спрятал в бутылке, сработает и впечатает Ханаби лицом в пустое зрительское место.
Несколькими минутами позже того, как Шикамару поднимет руку победителя (и это будет Конохамару), Ханаби, пошатываясь, вернется на арену, топлесс, поднесется к нему и вдарит промеж ног так, что искры из глаз посыпятся.
Затем она спокойно возьмет его за воротник, подтянет до уровня глаз и со злостью прикажет ему появиться на свидании в чем-нибудь приличном.
Где-то на трибунах засмеется Наруто. Хината вытаращит глаза. Неджи только посмотрит на дядю и терпеливо подождет выплаты своего выигрыша в пари.
А Хияши?
Хияши будет плакать как ребенок. И ни один не обвинит его.

0

11

Продолжение того же.

Эх, не успеваю...
Так что только часть со второй главы.

читать дальше1
Начиная от Намимару и заканчивая Какаши, в генинских командах Конохи прослеживаются закономерности, которые никто по-настоящему не замечал. Они видны лишь в битве, и, хотя правила гласят, что ниндзя должен видеть скрытое под скрытым, ни одно не говорит о том, чтобы смотреть около. Это одна из тех незначительных деталей, которые остаются незамеченными, пока не посмотришь со стороны, и даже тогда выводы забываются быстро и не привлекают всеобщего внимания, как и сами шиноби.
Константы устойчивы и, как бы команда не старалась (неосознанно, конечно) их обойти, они неизбежны.
Гений бьется своим умом, по-настоящему ли он безупречен или всего лишь обладает складом ума, позволяющим усваивать знания в любой области. Куноичи бьется своей душой, безразлично, милосердна ли она, мстительна или просто делает свою работу. Тот, кто упрямо идет против судьбы, сражается сердцем, будь оно черным, как сам грех, или белым, как выпавший снег.
Учиха Саске считает, что родился, чтобы сражаться, но это не так. Никто не подмечает, что он проводит слишком много времени, размышляя. Поэтому он понимает, что ему Орочимару следует бояться, поэтому он при первом случае показал Итачи чидори и поэтому, в итоге, он дошел до того, чтобы покинуть товарищей в поиске силы. Даже в бою, где жизнь и смерть решают секунды, он обдумывает каждый свой шаг.
Харуно Сакуре нравится думать, что она не принадлежит битве, но это не так, что ей прекрасно известно. Поэтому, круша землю и заставляя Какаши оставить укрытие, она сдерживает улыбку, которая могла бы зародить в атеисте страх перед богом. Ее дух, по-видимому, несокрушимый, и является для нее величайшим источником силы. Чие узнала это из первых рук и умирала с улыбкой на устах, надеясь, что Сакуре не придется однажды приносить в жертву свою душу, чтобы вернуть к жизни очередную жертву невежественной жестокости.
Узумаки Наруто живет в сражении. Каждый день для него – новая схватка, будь это бой за жизнь, честь, рассудок, правое или нет дело. Там, где Саске ошибочно предполагает, что принадлежит битве, а Сакура предпочитает себя не понимать, Наруто живет, дышит, ест и спит в бою. Это единственный для него шанс сбросить лисью маску и явить противникам свое настоящее лицо; из откалывающего шуточки идиота он превращается в изумительного бойца прямо перед вашими глазами. Немногие это признают, но когда он стоит, залитый кровью, окруженный вражескими шиноби, и улыбается как тот демон, что запечатан у него в животе, Наруто прекраснее любого оружия, сотворенного человеческими руками.
Все, кто видел его в схватке, знают это. Но лишь немногие избранные приняли знание к сердцу. Первым был Ирука, неохотнее всех это признал Саске, Сакура громче всех отреагировала, Хината была самой искренней, а Неджи –самым испуганным.

2
В мире шиноби существует три легендарных объединения искусных мечников: Девять Мечей Ветра, Семь Мечников Тумана и Три Сабли Песка.
Хотя есть еще один-единственный Кусанаги, и, когда Орочимару думает о сплетающихся в темноте тенях, то находит, что так ему нравится больше.

3
Юзуки Югао сменила имя несколькими днями после запечатывания Куюби.
Первоначально оно звучало как Узумаки.
Наруто этого не знает и, возможно, не узнает никогда.

4
Юхи Куренаи первоначально была социальным изгоем, и её положение походило на то, в котором оказались Хьюга Хината и Харуно Сакура. Но если у второй нашелся друг, который её воодушевил, а у первой - богатство и положение, удерживающие людей от насмешек, у Куренаи не было ничего.
Не сразу, конечно.
Она была лучшей во всех тех девичьих тонкостях, которые должны знать куноичи: она изучала язык цветов и моды каждой из существующих наций, обычаи, которых сама не понимала, и законы, которые даже не хотела понимать. К несчастью, любовь к книгам и кроваво-красные глаза, отразившие её фамилию—глаза, не благословленные особым геномом, как у Учиха—оставили её без друзей и подруг. Наконец, она начала практиковать гендзюцу, чтобы загипнотизировать себе друга.
Это не сработало. Один мальчик, Хатаке Какаши, поставил ей фонарь под глазом за труды. А потом получил фингал от своего напарника. Тот же напарник помог Куренаи подняться, отвел её к медикам и затем проводил домой.
Первым другом Куренаи был Учиха Обито. Ей не пришлось его гипнотизировать. Поэтому она искренне верила, когда он объяснял, что опоздал, потому что снимал кошек с деревьев или помогал старым леди переходить улицу. Она верила, потому что он говорил правду.
Потом, однажды, когда Какаши вернулся с миссии без напарника, с шаринганом, который ему не принадлежал, и новыми жизненными перспективами, рожденными в крови, только Куренаи найдет в этом некий оттенок иронии. Он нес привкус сладкой горечи, потому что новый глаз Шарингана Какаши находился там же, где Обито поставил фингал в её защиту.
Увидев в этом предзнаменование, Куренаи предприняла искреннюю попытку наладить с ним общение. С тех пор Какаши был её другом.

5
В членах АНБУ подпольной организации «Корень» состоит мальчик. В настоящее время он представляется как Сай. До настоящего времени он единственный, кто уже рожден был в АНБУ, и, хотя в действительности его это не заботит, на него была возложена миссия S длинною в жизнь.
Если хранитель Куюби когда-либо потеряет контроль, Сай – тот, кому предполагается его убить. Он как мечелом; оружие, созданное, чтобы превращать иное оружие в обломки. Этой логикой он живет, и по ней обращает свое искусство в средство умерщвления своих противников.
Проблема в том, что Наруто не оружие. Он не может им быть: просто потому, что выглядит более живописно, чем все, что Сай рисовал в своей жизни. Мечелом бесполезен в уничтожении предмета искусства.
Когда Сай, наконец, понимает это, он представляет, сам не зная почему, как вырывает оставшийся у Данзо глаз и всаживает рисовальную кисть ему в глазницу.

6
Спроси вы Цунаде, та ответит, что Шизуне последняя из своей семьи. Её мать и отец мертвы, её дядья почили в мире, и бабушек с дедушками у нее тоже не осталось.
Это ложь.
Шизуне отреклась от своих единственных живых родственников. Это настоящая причина, по которой Данзо презирает Цунаде, и почему Шизуне даже не знает о своем племяннике.

7
Мало кто знает, что Четвертого вдохновило на создание разенгана созерцание того, как двое братьев Хьюга выколачивали друг из друга душу. Вначале ему хотелось просто скопировать технику. К их огромной досаде, он с легкостью достиг в этом успеха. К несчастью, без бьякугана, который бы помогал направлять и контролировать всю эту чакру, техника имела забавную тенденцию сдувать его одежду.
Так что он создал адаптированный вариант - разенган. Сражаясь с одним из братьев – Хизаши – на своем первом чунинском экзамене, он ответил на замечание про «плагиат карманного кайтена» тем, что выбил Хизаши на трибуны, когда тот выполнял полноценный кайтен.
Кстати, примерно в это время люди начали верить Джирайе, когда тот говорил, что этот желтоволосый щенок станет Хокаге вне зависимости от того, нравится им это или нет.

0

12

Кадзекаге, Темари
Выбор.

Автор-sunamaster
Фэндом: «Наруто»
Авторские права – если бы «Наруто» был моим, я бы фанфики не писал.
Рейтинг – G.

- Вдох… Выдох… Вдох…
Темари старательно дышит, стараясь попадать в ритм, заданный отцом.

Вдох, выдох, вдох, рука на вдохе вверх, поворот запястья… ладонь вверх… вниз. Руки уже двигались сами, почти без участия разума – привычные упражнения, проделанные сотни, тысячи раз. Теперь следовало добавить и движения ног – выпад вперед – стойка «лучник», теперь обратно… Выдох.
- Стоп. Еще раз, медленно.
Вдох – рука вверх, поворот запястья, шаг вперед…
- Стоп. Темари, сначала шаг, потом жест. Еще раз.
Выдох.
Повторила, сбилась. Еще повторила. Еще…
Выдох.
- Все, отдохни. Ты умничка, доча.
Темари остановилась, опустила руки – гудят, будто в них не кровь и кости, а кипяток булькает. И ноги болят. И горло как ободранное. Дышать, оказывается, тяжело – воздух шершавый и сухой.
Воин возле девочки продолжил – рука вверх, поворот кисти – легкое движение, изящное, как элемент танца. Шаг вперед, назад, поворот корпуса одновременно с поворотом руки, снова движение запястьем. Будь в руке веер, он бы сейчас раскрылся. Надо решать, наконец, думал воин, поглядывая на тяжело дышащую дочь. «Надо решать. Все же ей необязательно становиться воином. И так довольно воинов в нашей семье. К тому же если она не будет синоби, ее не коснутся наши беды – выйдет замуж, уедет, детишки опять же. А на руку тяжеловата, ничего не поделаешь. Акаико жаловалась – не выучивает сочетания цветов, плохо танцует, плохо сдерживает эмоции. Свой веер в руки я ей, опять же, не дал бы. Оружие ей нужно какое-то иное, понять бы какое. А нужно понимать?» - воин глубже ушел в свои мысли, а думалось ему легче с оружием в руках – как и многим воинам той же школы.
Веер удобно лег на ладонь. Теплый металл девяти заточенных пластин с общей точкой соединения. Рукояти нет – держи как хочешь, или брось. Но этой руке лезвия вполне послушны – легкое движение пальцев проворачивает тессен в обратный хват, располагая веер вдоль предплечья. Блок, поворот, выпад, поворот кисти раскрывает веер – увеличение режущей кромки, движение руки завершается в конце дуги, теперь возвратное движение, складывающее веер. Дочь смотрит – пусть смотрит, это и есть ее комплекс: шаг вперед, раскрыть веер – режущая кромка должна прийтись как раз под горло противнику – уйти назад, закрыть веер. Еще не отдохнула, смотри-ка. Да, действительно, тяжела в кости. Но если ей синоби не быть, тогда надо отдать ее на воспитание сейчас. Пока она мала, пока она официально не включена в число учеников. Сейчас.
Воину не слишком понравилась мысль, к которой он пришел. Печально. Но если искусства и тонкости матери девочке не досталось, то лучше уж не мучить ее будущими поражениями. Нет способностей к игре, к танцу, к изящным действиям, которых обычно ждут от куноичи – не годится к работе собирателя данных, наблюдателя, телохранителя. Нет способностей к работе с нитями чакры – этот талант целиком перешел к ее брату. Что же остается? «Может, пусть просто будет счастлива?» - думает отец. - «Пусть хоть одна из нас не будет сражаться в нашей бесконечной войне».
Темари счастлива сейчас. Отец все время занят, все время кому-то нужен – раз он кадзекаге, то конечно. Или его дома нет, или занят с другими воинами, или его нельзя беспокоить. Ну, в крайнем случае с мелким возится. Но сегодня ее день. Он так и сказал: «Твой день». Только упражнение тяжелое. Он сам говорит, что тяжелое и надо постараться. Ничего, думает девочка, вот отдохну сейчас, да как сделаю все правильно. «Вот если бы с веером, как у отца», - думает Темари. – «С веером было бы легче. Когда его только представляешь – рука не знает, куда поворачиваться. И как это у отца получается всегда одинаково – и с веером, и без веера? Повторяю, повторяю, и все равно путаюсь. Но все равно здорово!»
Отец смотрит на веселое лицо дочери. Уже отдохнула. Хорошо. «Чему она радуется? Похвале? Или просто тому, что мы тут уже с самого утра вместе? Надо будет сделать перерыв. Сменить место тренировки, заодно пробежаться – проверю ее скорость и выносливость. И поесть. Но сначала повторим вместе еще раз».
- Темари, отдохнула? Прими основную стойку, начнем с самого начала.
Вдох – выдох – вдох
Вместе легче повторять, особенно когда видишь веер. Пусть даже не в своей руке. Теперь шаг и взмах руки встали на свои места в очереди движений – да, так легче. Но как это он так руку поворачивает? У меня пальцы как деревянные, а там надо и пальцами что-то сделать – веер ведь раскрывается. Вот если бы и мне, повторяет про себя Темари вместо привычного счета:
«Вот» - стойка;
«Если» - шаг, изменение положения корпуса
«Бы» - жест
«и мне» - а тут нужно то самое движение кисти руки и пальцев, и тут-то вся закавыка… И снова руки начинают болеть и наполняться кипящей тяжестью.
И снова то же самое, другой рукой.
Кадзекаге выполняет движения медленно, чтобы успевала дочь, автоматически отмечает ее ошибки – сбой в темпе, недостаточно высоко поднимается рука – это поправимо. Непоправимо то, что она не может повторить раскрытие веера без веера в руках. Либо это вообще не ее оружие, либо это вообще не ее дело. За один раз не поймешь. Осознать чужую способность или неспособность к чему-то гораздо сложнее, чем осознать чужой взгляд. Не будем торопиться. Погоди-ка, думает кадзекаге, чужой взгляд?
- Темари, камень!
Темари падает на землю где стоит, сжимается в комок, закрывает голову руками – условная команда выполнена. Отец быстро уходит в сторону, обеспечивая себе пространство для маневра. Здесь, на границе пустыни и скал, укрытий достаточно. Противник может оказаться где угодно. Нет, не совсем так. Где окажется сейчас противник, от противника уже не зависит – он ведь пришел к кадзекаге?
Местность вокруг отца и дочери словно взрывается. Но осколки не летят, только у Темари закладывает уши – «тысяча источников ветра» проста и изящна, все эти маленькие торнадо, заполнившие все уголки; возникшие везде, где мог бы поместиться человек; отнимающие у противника и место, и воздух.
Пятеро. Их пятеро. Камень. Ах да. Тот перехваченный контракт по охране инкассаторов. Кадзекаге улыбается. Забавная получилась история с переодеванием. А теперь вот и гости с претензиями. Правда, всего пятеро, и где-то тут должна быть группа поддержки. Но я не стану ждать, пока вы нападете, и не надейтесь. Ах вот как, кучиосе? Извини, не выйдет…
- Темари, не смотри.

…не вышло. Отсеченная рука с не успевшим развернуться свитком отлетела в сторону. Не следует слишком рассчитывать на кучиосе, руки-ноги гораздо надежнее.
Темари смотрит, как сражается отец. Он самый сильный синоби деревни Скрытого Песка. Он их всех сейчас победит. Тело, попавшее в ритм тренировки, пытается повторить движения. Нельзя. Надо лежать, защищать руками голову, а коленями – живот, и не смотреть. Но отвести взгляд невозможно.
«Лежать» - отец круговым движением руки приводит к первому противнику «источник ветра», маленький смерч сбивает жертву с ног, находит себе основание на его лице – синоби-каменник не может подняться, не может дышать – и сражаться тоже не может.
«Защищать» - второй круговой взмах, второго противника просто сносит, как лист ветром, он ударяется о скалу и падает. Упав, не шевелится. Изо рта вытекает густая красная жидкость.
«Голову» - отец уже возле третьего, этого он валит на землю ударом веером по затылку, слышен грубый хруст.
«Живот» - каменник, сжимающий обрубок руки, пытается остановить кровь – бесполезно. Его находит еще один «источник ветра», и падающий не может даже крикнуть – в легких не остается воздуха.
«Не смотреть» - Темари смотрит, не отрывая глаз, как отец делает шаг вперед к оставшемуся противнику, блокирует его удар и раскрывает веер прямо у него под подбородком, потом отводит руку. Из раны вылетает струя крови – артерия перерезана – и попадает на лицо и волосы Темари. Не имеет значения. Сейчас девочка этого и не замечает – ее рука уже вытянута вперед, поворачиваясь в легком жесте. Получилось, наконец, получилось!
Кадзекаге вытирает веер об одежду убитого, отправляет «источники ветра» по широкому кругу – искать группу поддержки противника. Потом отцепляет от пояса сигнальную ракетницу, стреляет – синяя вспышка в синем дневном небе сейчас приведет сюда ЕГО группу поддержки. И только потом смотрит на дочь.
Чужая кровь остывает на ее руке, замершей в положении «крыло» («Получилось!, Наконец получилось!». Остывает на лице, на жестких светлых волосах. Остывает на ее торжествующей улыбке.
«Все-таки смотрела. Нарушила приказ», - думает отец. – «Но она же моя дочь».
- Вставай, - говорит отец дочери. – Пойдем домой.
- Так быстро? – недовольно тянет Темари, размазывая кровь по лицу в попытке ее стереть.
- Поищем тебе веер по руке.

0

13

Автор: Ookami-chan
Название: Город кукол.

На огарке свечи, словно живой, трепещет огонёк. Его подвижное, словно тело танцовщицы, пламя, подчиняясь потокам своенравного ветра, колеблется, то потухая, то разгораясь с невиданной силой вновь.
Помутневшие от времени и пыли окна не пропускают тусклый свет уличных фонарей. Их призрачные тени можно разглядеть лишь сквозь дверную щель. Сквозь щель, постепенно засыпающуюся песком. До края. До конца.
Мёртвым кажется город во время песчаных бурь. Пройдясь по улице и заглядывая в незанавешенные окна, можно увидеть неподвижные лица обитателей, освещаемые лишь огарками тусклых свечей. Застывшие выражения, безжизненные глаза, чуть подрагивающие губы. Куклы. Деревянные, пустые внутри. Куклы.
Я в городе кукол. Живых и мёртвых одновременно. И я останусь здесь навечно. Хотя и здесь я не нужен.
Привычная ухмылка кривит рот. Косой шрам перерезает лицо. Словно спёкшаяся корка крови, с суховатым треском, осыпается кожа. Как старая, ненужная маска. Маска, за которой я прятался все эти годы. Моё кукольное, неживое лицо.
«Слышишь?»
Прости, нет. Не сейчас. Просто дай мне побыть собой. Хоть секунду.
Свободы.
«Свободы? Неужели ты продолжаешь в неё верить? Глупо».
Знаю. Просто дай мне немного времени. Всего лишь минуту. Разве я прошу о невозможном? Минуту.
«Время не имеет значения. Мы всегда вместе, помнишь? Я – твой дар».
Моё проклятье.
Я не хочу жить в этом игрушечном городе. Среди бездушных кукол.
«Кукла – ты. Моя прекрасная марионетка. Иди туда, куда я прикажу, делай то, что мне нужно. Ты не в праве отказаться».
Вновь сухой треск. Как фарфор – тонкий, изящный фарфор ломается тонкий слой кожи. Песчинками осыпается, смешиваясь с дорожной пылью.
Не в праве. Горечь сжимает горло, твёрдым комком застревая где-то в трахее.
«Выпусти меня».
Это просьба?
«Это приказ. И не смей отказываться. Я тебя сломаю».
Деревянно скрипят шарниры суставов, неестественно выгибаясь, подчиняясь неизведанной силе.
Рука привычно взметнулась к сердцу, сжимая его сильнее, словно стараясь завести остановленный механизм. Безвременно уставший от борьбы. Старый, потёртый временем и болью стальной механизм куклы.
Глаз сводит судорожной болью, левая часть лица немеет.
«Не сопротивляйся, чего тебе стоит?»
Нет.
«Я позволю тебе убить. Тех, кто близок».
Нет. Прекрати. Я не такой, как они. Я не...
«Моя кукла!»
В звенящей тишине осенней ночи слышится вой.
Страшный, леденящий душу, пробирающий до костей.
Так воет одинокий демон пустыни, покинутый всеми в этом неживом городе кукол. Такой же мёртвый, как и все здесь. Хоть и пытается это отрицать.

Взметнётся волной песок у крепостной стены, огромным валом вырастет пред странным существом. Ему не уйти. Как бы он не пытался покинуть город.
Он кукла, прекрасная в своём роде, но бездушная, деревянная хоть и прикрыта роскошной фарфоровой маской.
У каждого – своя или свои маски. Сотни. Тысячи. Кто возьмётся считать? Вот только когда она даёт трещину…
На маске боли – трещина. Большой, уродливый шрам. Рана в душе.
А ему не уйти, хоть он и не нужен.
Марионетка судьбы. Глупая ошибка.

В городе кукол едва алел рассвет.
Игрушки принимали свои обычные позы, готовясь лгать, прикрываясь масками из фарфора.
Это ли не ложь?
В городе кукол били часы.
На главной площади завела пружину ржавого механизма марионетка. Не хотевшая походить на всех.
В городе кукол всё повернулось вспять.
А ложь?
Ложь навсегда останется в неживых сердцах искусно вырезанных игрушек. Не живых, не мёртвых. Просто кукол

0

14

My Reason

1.
-Я убью тебя, Итачи...
Кроваво-красные мангекью шаринганы холодно смотрели на Итачи. Но ни один, ни другой Учиха не смотрели друг другу в глаза. Мангекью – проклятье... Такой сильный, такой желанный, но такой дорогой. Слишком дорогую цену заплатили оба за него.
-Ты больше не ненавидишь меня?.. Брат... – бесцветный голос Итачи был ровным, только слова были странные.
-Брат? Я больше не «Глупый маленький брат, в котором все еще мало ненависти»? - странно, но Саске стал точной копией Итачи: тот же бесцветный голос, те же алые глаза, та же сила...
-Ненависть дала тебе силу, больше это чувство тебе не понадобится. Ты пришел убить меня?
-Да – нет больше криков про ненависть, нет ярости, нет желания разорвать на куски... Простое равнодушное «Да»...
-Я буду гордиться тобой, если ты сможешь это сделать, ведь Я сотворил тебя: уничтожив клан, я дал тебе цель; оставив тебя в живых, я дал тебе ненависть, которая помогла тебе получить Силу; убив тех, кто был дорог тебе, я... превратил тебя в себя.
Саске вздрогнул, «...тех, кто был дорог тебе».
-Да, дорог. Тот Девятихвостый Демон Лис, твой «лучший друг». Я нашел его случайно: он искал тебя, а встретил меня. Он был силен... Чакра Девятихвостого безмерна, но он посмотрел мне в глаза. Не знаю, что он хотел там увидеть, может тебя? Цукиеми – ужасное дзюцу, и он его не выдержал. Нет, он не умер от пыток, не сошел с ума от горя. Он, просто сдался, просто перестал сопротивляться. А знаешь, что я ему показал?
-Нет... – прошептали побелевшие губы Саске.
-Тебя, брат. Его лучшего друга. Ваши спарринги, совместные миссии, ссоры. А знаешь, он ведь был тогда по-настоящему счастлив... Может осознание того, что это время уже не вернешь, заставило его сдаться. Кто знает? Может быть ты?
-Сегодня я отомщу за него, – Саске вновь овладел собой, - Отомщу за всех...

-Не успеешь, брат... Ты слишком рано пришел, нужно больше силы, чтобы достичь моего уровня.
Итачи оказался за спиной Саске. Только шаринган уловил его движение, но тело не успело за мыслью. Миг – и Кусанаги отброшен, а руки заломлены за спину так, что нельзя сложить печати.
-Саске, глупый, ты так и не понял, почему я убил их... всех.
-Это была проверка твоей силы, сегодня я проверю свою... – Саске не казался испуганным, казалось, говорил один человек, так были похожи их безжизненные голоса.
-Попробуй.
Итачи резко повернул голову Саске в свою сторону, заставив посмотреть себе в глаза, в мангекью шаринганы.

2.
Больно, трудно дышать, темно.
-Добро пожаловать в мой мир!
-Итачи?
-Да, брат. Ты обещал меня убить, но, похоже, не выполнишь своего обещания. Не смотри так по сторонам, да, ты можешь скопировать это дзюцу, но не сможешь применить его, твой чакры недостаточно...
-...
-Знаешь, прежде чем я убью тебя, я покажу тебе одну историю... Но сначала ответь: когда ты первый раз убил?
-...в 14...
-В 14... а теперь – смотри!
Перед глазами все поплыло, сердце разрывалось от крови, «Это конец».

Саске открыл глаза: он лежал на траве. «Он отпустил меня?»
Из-за деревьев послышался треск ломающихся ветвей. Учиха быстро скатился в небольшую яму, стараясь тише дышать.
Через пару минут он увидел незнакомого ниндзя Листа и маленького мальчика. Недавно Саске объявили беглым ниндзя класса S, а пребывание в мире красной луны высосало слишком много сил и чакры, поэтому он не стал вступать в бой.
Ниндзя шел, хмуря лоб, явно вспоминая какие-то дзюцу, а мальчик вприпрыжку бежал за ним, улыбаясь то облакам, то солнцу.
Мальчик... Сначала Саске подумал, что это он сам, но потом присмотрелся - это был его брат, Итачи.
«Это какой-то обман, я все еще в его мире...»
«Нет, Саске, это не обман, это мои воспоминания, я хочу, чтобы ты видел это», - голос Итачи звучал отовсюду.
Саске вышел из своего укрытия: ни ниндзя, ни маленький Итачи не замечали его, они торопливо шли по дороге.

Спустя пару часов солнце начало садиться. Неожиданно вокруг мальчика стали сгущаться тени, слишком темные для того часа.
-Это вражеское гендзюцу! Учиха! Освобождайся! – незнакомый ниндзя отчаянно крикнул во тьму.
-Кай! – звонкий голос мальчика прорезал мрак, - Имику-сан, я их вижу! Их пятеро, по-видимому, двое – дзенины, остальные – тюнины.
-Заткнись, идиот, ты выдаешь наше положение! – Имику быстро сложил печати...
Саске видел весь бой, видел все дзюцу, что применяли как враги, так и Имику с Итачи. Пока дзенин Листа сражался с четырьмя противниками, Итачи пытался расправиться с дзенином Камня, который стал его оппонентом. Ниндзя засмеялся, когда увидел своего врага: тот еле доставал тому до пояса. Но его усмешка сошла с лица, когда он заметил алый блеск в глазах мальчика.
-Шаринган... – не веря, прошептал он.
-Стихия огня! Огненные цветы! – Итачи атаковал своего первого настоящего противника.
-Земляной барьер! – противник был дзенином...
...Саске не поверил глазам – его брат справился с дзенином, в ответ получив всего лишь маленький порез. Саске узнал его – Итачи показывал его брату, еще тогда, в детстве, говоря, что получил шрамик при своей первой битве, в 9 лет.
К этому времени Имику закончил свой бой, его противники были мертвы.
-Ты только оглушил его, Учиха. Добей.
-...
-Ты не понял? Добей противника!
-Я... я не могу...
-Ты ниндзя, черт возьми! Это наша работа! Ты должен!!!
Саске устало прикрыл глаза рукой. 9 лет... Убить в 9 лет...
...Маленький Итачи с ужасом смотрел на свои руки, испачканные кровью. Последний луч солнца скользнул по ним и исчез.
Потом Саске видел другие сцены из жизни Итачи: всюду, везде эти слова «Ты должен!». И кровь… Много крови, реки крови. В 13 лет, в АНБУ, реки стали морями…

Ты должен!!!

Внезапно мир снова стал вязким и расплывчатым...

3.
-Теперь ты понял, брат. Я ненавидел их, они поломали меня. Я отомстил им, это было важно для меня.
-... – Саске заметил, что путы, связывавшие его, стали слабее.
Мгновение – и он свободен. В глазах обоих был мангекью шаринган. Они смотрели – глаза в глаза. Это была не обычная битва: братья стояли друг напротив друга, пытаясь сломить другого.
Саске начал понимать, что его мангекью сильнее. Больше чакры, больше!!!
Но внезапно перед глазами потемнело, Саске увидел маленького Итачи, с ужасом взирающего на окровавленные руки.
Усилием воли, он отогнал наваждение, на лице Итачи была улыбка, первое проявление чувств за этот бой.
-Ты знаешь, что я был прав, ты сам поступил бы точно также, – бесцветный глосс стал мягким и вкрадчивым.
Снова вспышка воспоминаний Итачи ослепила Саске. «Он прав, они виноваты...» - предательская мысль закралась в сознание. Потом еще, еще...
Итачи стал подходить ближе, в его руке сверкнула катана.
-Да, я был прав, поэтому ты не будешь сопротивляться... У меня действительно были причины сделать это.
Саске сдался, сдался еще тогда, когда первый раз признал правоту брата. Теперь же он спокойно смотрел на свою смерть, его жизнь потеряла значение...
Нет!!! В его жизни осталось одно дело!!! Наруто!

Саске с грустью смотрел в неподвижные потемневшие глаза Итачи, в них больше не сверкал шаринган, вселяя ужас в противников.
- ...Я прощаю тебя... брат.

0

15

Название: Девятый вал
Автор: medb
Фэндом: Naruto
Жанр: dark
Рейтинг: PG… а вообще фиг знает…
Дисклэймер: не претендую

Когда у Наруто вырастает первый хвост, Коноха спит. Он молчит, стоит идеально прямо и пристально смотрит на врагов. Его тело медленно покрывается сиянием ядовито-рыжей чакры, зрачки вытягиваются, становясь звериными. Радужка горит алым.
Когда появляется второй хвост, Наруто низко рычит и делает шаг вперед. Поднимается ветер, с силой и безжалостностью рвет листья с ветвей. Ночная тишина осыпается осколками мозаики.
Когда по траве начинает бить, выжигая землю, третий хвост, Наруто бросается в атаку, находясь одновременно везде – сверху, снизу, сбоку.
Листья мешаются с каплями крови, такой же яркой и красной, как его глаза.
С четвертым хвостом Наруто полностью теряет контроль – как и много раз до этого. Зверь выгрызает сердца и скалит зубы в улыбке.
Враги начинают отступать.
Когда вырастает пятый хвост, враги уже бегут. Зверь с азартом загоняет их в ловушку и наслаждается бойней.
Армия рассыпается. Ветер воет вместо зверя.
Шестой хвост не приносит никаких перемен. Разве что кровь теперь пригорает прежде, чем успевает пролиться.
Когда появляется седьмой хвост, враги наконец выпускают своего зверя.
Ветер усиливается и натужно хрипит, ломая деревья.
Звери рвут друг другу глотки и жгут землю.
Когда восьмой хвост начинает душить второго зверя, тот вырывается из последних сил - но этих сил уже не хватает. Враги делают свой последний вдох.
Когда вырастает девятый хвост, все вокруг в радиусе ста метров превращается в сухую пыль и пепел… но для Наруто это уже не имеет ровным счетом никакого значения – потому что его самого больше нет. Он теряет связь со своим телом еще на пятой ступени и полностью исчезает, растворившись в беспомощном отчаянии, на седьмой.
Даже для героев существуют границы реальности, хотя они и размыты.
Лис не может в одиночку удержать власть над не подчиняющимся ему, слишком слабым человеческим телом и с диким, рвущим барабанные перепонки воем, переходящим в надрывный визг, разлетается на мириады огненных искр.
Искры уносит ветер, ни одна не достигает деревни.

Шестой Хокаге так и не успевает отпраздновать свой сорок четвертый день рождения.
Ровно за год до этого умирает от неизлечимой, неизвестной болезни Харуно Сакура, лучший медик деревни.
Двадцать лет назад, день в день, погибает на миссии класса S дзенин Учиха Саске.

Коноха продолжает спать.

0

16

Название: Как нарутовцы «Гарри Поттера» ставили
Автор: Зоич
Жанр: стеб, дикий стеб
Рейтинг: R
Пары: много
Состояние: в процессе написания
Отказ от прав: In Kishimoto we trust, все его)))
Предупреждение: кроссовер, укуренный бред, чушь акамаринская и прочее. Поиздевалась над «Гарри Потером», параллельно досталось и «Наруто». Рьяным фанатам, серьезным людям и беременным женщинам читать не рекомендуется. Ненормативная лексика. Яой. Жуть.
ЗЫ: я вас предупредила!

В пустом зале театра толпятся скучающие ниндзи, на стульчике около самого края сидит автор (это я!!!!), тиская в руках листки со сценарием и споря с Какаши.
- Эй, там? Какая у нас миссия? – наконец не выдерживает Наруто.
- ЩАС! – рявкает автор. Синоби начинают гневно сопеть. Наконец аффтар закуривает и начинает говорить по делу:
- Итак, Пятая Хоккаге приказала поставить нам сценку по «Гарри Поттеру».
- ЧТООООООО?????
- А мы-то тут при чем???? – хором возопили Кабуто, Орочимару, Гаара и Итачи.
- А вы за компанию, - меланхолично затягивается автор.
- Сабааку… - с нехорошей интонацией тянет Гаара.
- Не нада! – автор вскакивает и ныкается за спиной Какаши. - Гаарочка, солнышко, миленький, спокуха! Ну пожалуйста!!! Ну ради меня!!!
Песочник пару минут думает, а потом машет на автора рукой.
- Отличненько! – автор выбрался из-за копирующего ниндзи и радостно потер ладошки.
- Итак, Гарри Поттером будет Кабуто.
- Почему это?!! – зловеще блеснул очками медик.
- Почемушто! Ты в очках, Поттер в очках, шрам нарисуем, в мантию впихнем.
Якуши пробормотал что-то про «операцию без наркоза», но возмущаться открыто не стал.
- Далее. Рон Уизли – Гаара Песчаный. Он тоже рыжий, к тому же прикольный. Только он на подначки не отвечает, ясно? Текс, кто там дальше по списку…. Гермиона Грейнджер… а пусть будет Шикамару.
- Что? Я тебе что, девчонка, что ли? – от возмущения Шика даже проснулся, хотя до этого благополучно дрых, прислонившись к спине Чоджи.
- Нет, ты умный очень. И у Гермионы слов меньше всего.
- Согласен! – тут же решил ленивый отпрыск клана Нару. – Хотя это все равно очень проблематично.
- Проблем нет только у мертвых, хе-хе. Итак, далее профессор Северус Снейп – Учиха Саске.
- Ты намекаешь на то, что я старый мужик с желтыми зубами, сальными волосами и плохим характером???? – подскочило шаринганистое чудо.
- Нет, - в сторону: «а про характер можно говорить открыто». – Будешь Снейпом – лично разрешу пнуть Итачи после представления.
«Тока никто не гарантирует того, что Итачи разрешит себя пнуть, ага».
- Далее, Драко Малфой – Узумаки Наруто, Киба отвечает за Ремуса Люпина, Шино сыграет Сириуса Блека, а Акамару приспособим под оборотня и под собаку, в которую превращается Сириус. Чоджи – Креб либо Гойл, без разницы, Рок Ли – Невил Долгопупс. Далее Хьюга Нейджи сыграет… сыграет… а пускай он сыграет профессора МакГонагал. А Дамблдором будет Дзирая. Остальные – массовка.
- А у Дамблдора борода должна быть спереди.
- Пофиг, будет сзади.
- Ано… А кто будет играть Волан-де-Морта? – уточнил Наруто. – И почему нельзя было попросить девчонок сыграть женские роли?
- Нельзя! Мы ставим эту сценку типа в подарок девочкам на Восьмое Марта. А Волан-де-Мортом будет Орочимару!
- Нет, Итачи! – отрезал Какаши.
- Какаши-сенсей! Мы договорились на Орочимару!!!
- Нет, пусть будет Итачи!
- Ладно-ладно, щас посмотрим, кто из них лучше играет. Итак! Сейчас все синоби подходят ко мне и получают бумажки с ролями, а через день все приходим на первую репетицию. ВОЗРАЖЕНИЯ НЕ ПРИНИМАЮТСЯ!!!!!!

День репетиции.
Снова тот же пустой театральный зал, толпа шиноби и автор со сценарием в руке.
- Итак, пошла начальная сцена! Волан-де-Морт убивает родителей Гарри и пытается убить самого Гарри.
Свет приглушают, звучит похоронный марш, на сцену выходит Итачи в любимом плаще с красными облаками и волшебной палочкой, до боли напоминающим сенбон Генмы. Из-за занавеса напротив выходит Кабуто. Учиха лениво взмахивает рукой с палочкой. Якуши пять секунд соображает, а потом падает на колени, зажимая правой рукой плечо левой руки в классическом саскинском жесте.
Итачи несколько ошарашен, но все же начинает говорить:
- Ты слаб, маленький глупый брат. Почему ты слаб?
Саске за кулисами начинает биться головой об стену.
Автор: Прекратить бардак!!!! Что за нафиг? Гарри было пара месяцев, когда его родителей убили, а Кабуто сколько? И откуда здесь сенбон Генмы?
Какаши: Так вот кто у него все сенбоны спер!!! Вам то что, а у человека депрессия! Он уже всем джонинам нажаловался. Кстати, хочу предупредить – если он вас поймает, то убьет нафиг, вы уперли его любимый подарочный набор.
Автор: Я же просила веток настругать!
Шикамару: Лень было.
Автор: Пофигу, репетируем дальше. Итак, Итачи на роль Волан-де-Морта не подошел, пробуем с Орочимару. Все готовы? ИТАЧИ!!! КУДА ПОШЕЛ?!!!! На работу пора? На какую работу? Убийцей? Скорее самоубийцей, с такой-то работой…. Лидер ругаться будет? Не страшно, мы с ним уже договорились, так что постой пока в запасе. Все готовы? Поехали!
Снова приглушают свет, звучит генеральная орочимаровская тема из аниме, на сцене появляется Орочимару в развивающихся черных одеждах, подвязанных фиолетовым канатом, и проникновенно начинает:
- Гарри! Итачи убил весь твой клан! Тебе нужна сила! Ты хочешь получить силу?!
Автор: НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! Кто-нибудь сценарий читал?
Наруто: Я читал!
Все: ????
Наруто: Ну да. Правда, не много, страницы три и сидя в туалете.
Автор: Лучше не говори, как ты его потом утилизировал! За бумажкой не сбегать?
Наруто краснеет и пытается оправдываться, но автор уже не слушает, приглядываясь к Итачи и Орычу, шушукающимся в сторонке.
Автор: Какаши-сан! У меня появилась гениальная идея!!!
Шикамару, мрачно: В Конохе уже построили бомбоубежища?
Авто: Да ладно, это просто гениальная идея….
Шика, еще мрачнее: Нет, бомбоубежища не спасут. Надо строить автороубежища!
Какаши, грустно: Не поможет…. Ну, излагай свою идею…
Автор: Я знаю, что нам надо делать….

День премьеры.
Полный зал народу (еще бы - афиши с мордахами главгероев были расклеены по всем горизонтальным и вертикальным плоскостям скрытых селений, особенно на стендах "разыскиваемые преступники" и "все на выборы новых Каге"), все гомонят. Первый ряд по центру нахально заняли члены Акацки (это была плата за «аренду» старшего Учихи), все в форменных плащах с облачками, напонтованные по самое небалуйся, сидят, помахивая программками и поглядывая сверху вниз на остальных синоби, явно желая подначить. Далее сидит толпа ниндзей Конохи, Песка и Звука, а в ложе по центру расположилась Пятая и Шизуне с Тон-Тоном.
Тем временем Акацки окончательно поссорились с джонинами со второго ряда. В зале окончательно запахло паленым, все ждали неверного движения противника… но тут прозвенел звонок и раздался голос автора:
- Уважаемые куноичи и синоби, просьба убрать кунаи, прекратить складывать печати и отключить мобильные телефоны. Мы начинаем показ спектакля «Кабуто Поттер и все-все-все» по мотивам произведения Ролинг «Гарри Потер».
Гасят свет, гомон в зале постепенно смолкает. Раздвигается занавес, на сцене стоит стол, кровать и люлька. Возле люльки торчат Изумо и Котетсу в привычной униформе и пытаются сделать вид, что сюсюкаются с младенцем, но выходит плохо, так как синоби постоянно пытаются заржать. Посреди сцены дрыхнет Шикамару.
На сцену выбегает Какаши, взваливает Шику на плечо и убегает.
Автор откуда-то из-за сцены, в микрофон: Итак. Жили-были однажды Джеймс (Изумо машет лапкой в сторону зала) и Лили (на этот раз ручкой машет Котетсу, в зале хохот) Поттеры и был у них сын по имени Гарри. Жили они в трудные времена, когда по стране бродил злобный волшебник Вольдеморт. Он ходил среди людей и убивал всех, кого считал недостойным. Однажды он заявился в дом Поттеров…
Звучит тема Glued State (OST), на сцене появляется… НЕЧТО, при ближайшем рассмотрении оказывающееся Орочимару и Итачи, стоящих плечом к плечу и затянутых в один (зато явно перешитый из двух) акацушный плащик. Двигаясь в ногу и в ритме вальса, злодеи (злодей?) прочикиляли-таки хихикающим Котетсу и Изумо и хором возвестили:
- Теперь вы умрете!
Орочимару машет волшебной палочкой, мигает зеленый прожектор, парни падают.
Откуда-то с галерки, Генма: Мои сенбоны!!!! Ворюги!!!
Орочимару и Итачи, хором: А теперь я убью младенца, МУХА-ХА-ХАХА!!!!
Итачи машет «волшебным» сенбоном, мигает зеленый прожектор и раздается нечеловеческий вопль. На сцену выбегает Кисаме в одних трусах, зато с Самехадой.
Кисаме: Итачи-сама, автор и Какаши сперли мой плащ!!!! А-А-А-А-А-А!!! Что они с ним сделали? Они же перешили из наших с вами плащиков один! Как мы с вами ходить будем?!!!
Автор, стараясь не ржать прямо в микрофон: хи-хи-хи!!
Итачи: Кисаме!
Кисаме: Да?
Итачи: Что это за рисунок у тебя на белье?!!!!
Синоби заинтересованно приглядываются и различают нарисованную на синеньких боксерах Кисаме прямо спереди по центру мордашку Итачи в окружении кавайных сердечек. Зал ржет, Кисаме краснеет от смущения, а Итачи от ярости.
На сцену вылетает автор, хватает Кисаме за руку и утаскивает за кулисы. Некоторое время слышны вопли и звуки ударов, затем раздается голос автора:
- Приносим извинения за эту неприятность. Продолжаем сценку.
Снова мигает зеленый свет, на этот раз хором вопят Орочимару и Итачи, резво трюхают за кулисы. В последний момент нога Орыча запутывается в складках плаща и последние пару метров злодеи преодолевают кувырком и с матом.
Автор, бодро и воодушевленно: Злой Вольдеморт не смог победить маленького Гарри, защищенного силой материнской любви! (на этих словах Котетсу начинает ржать в голос, пытаясь зажать себе рот руками)
Сцена начинает вращаться. Котетсу и Изумо, шатаясь от хохота, подсаживаются в зал к чунинам и джонинам со второго ряда.
Автор: Когда Гарри исполнилось десять лет, его взяли в школу волшебства Хогвартс. Да-да, мальчик был настоящим волшебником (*тихо, но все равно слышно: что за чушь я писала после третьей поллитры? Чтоб я еще раз села бухать с Дзираей!*)!
На сцене оказывается толпа конохских генинов, Шикамару (к тому моменту он уже чунин), Гаара и Кабуто.
Автор: В поезде, который доставил мальчика до Хогвартса, Гарри познакомился с Роном Уизли (Гаара мрачно машет лапкой, в зале визжат фанатки) и с Гермионой Грейнджер (Шикамару вяло отмахивается, визг повторяется снова). Однако к Гарри подошел кавайный блондин с полосочками на щеках, прикольный такой, кхм… Что-то я увлеклась…
Наруто *подходит к Кабуто*: Ты Ка… Ты Гарри Поттер?
Кабуто, гордо: Я!
Наруто: А я – Драко Малфой, дате байё! Давай дружить! Когда я стану Хоккаге, я сделаю тебя своим помошником и буду кормить раменом от пуза!
Кабуто: Только за военные секреты Конохи!
Цунаде: Тааааак….
Откуда-то из-за кулис, Орочимару: Кабуто, так держать!!!!
Кабуто, нервно косясь на ложу с Цунаде: Э-э-э-э, в смысле, ни за что!
Наруто: Ну и бака, водись с этими…
Гаара, мрачно: Сабаку….
Наруто: Шутка! Я не против!
Автор: Но тут их спор прервала своим появлением пожилая волшебница….
На сцену выходит мрачный-премрачный Нейджи в мантии и с колпаком на голове (фанатки в зале захлебываются слюнями).
Нейджи: А ну-ка цыц! Меня зовут профессор МакГонагал-сенесей. Я провожу вас к Большому Залу, где пройдет ваше распределение по команда… факультетам. За мной!
Сцена снова поворачивается.
На этот раз на сцене стоят четыре парты, призванные изображать факультетские столы, и две парты, символизирующие стол преподавателей. За столом сидит Дзирая (на него прицепили бороду от костюма Деда Мороза, поэтому впечатление того, что директор Хогвартса и по совместительству Жабий Монах сейчас начнет дарить подарки) и мрачный Саске в черной мантии. На табуретке стоит шляпа со значком Конохи.
Дзирая: Дорогие юные сино… волшебники и волшебницы! Да начнется церемония распределения!!!!
Автор: И дети по одному стали подходить к табурету, садиться на него и надевать шляпу (синоби по очереди подходят к шляпе и выполняют нужные манипуляции). На Драко Малфое шляпа крикнула «команда номер се… гм, Слизерин», Слизерин - темный факультет, где растят честолюбивых гениев, а на Роне, Гермионе и Гарри шляпа выкрикнула: «Привет, Ирука! В смысле, Гриффиндор!». *в сторону, но все равно слышно* Ирука, что ты тут делаешь?! А, ну постой тогда в сторонке с Какаши. *в микрофон* Гриффиндор – факультет, противоположный Слизерину, ученики его всегда готовы придти на помощь друзьям!
Дзирая: А теперь я сообщу школьные правила! После десяти вечера по коридорам школы не ходить, в Запретный лес до начала Чунинского экзамена не лезть, Цунаде не дразнить – она шуток НЕ понимает…. Вроде все. Короче, начнем пир!
Автор *мимо микрофона, но слышно на весь зал*: Ирука! Какаши! Я просила постоять, а не пояоиться!!!! *в ответ слышны лишь вздохи и тяжелое дыхание* А фиг с вами, яойтесь. Когда еще вживую такой пейринг увидешь, черт возьми!!!
Автор *в микрофон*: О чем бишь я? И тут его рука поползла ни… Черт, Какаши, ну не раскидывай ты везде свои выпуски «Ича Ича» *шорох бумажек* А, вот, точняк! После дня распределения понеслись школьные будни маленького Гарри.
Сцена снова поворачивается.
Автор: Профессор МакГонагал преподавала трансфигурацию и относилась к Гарри и его друзьям хорошо, а вот профессор Снейп невзлюбил троицу юных волшебников.
На сцене стоят тремя рядами девять парт, десятая изображает учительский стол. По обоим сторонам от них стоят полки с банками, арендованными предприимчивым автором в логове Орочимару, а около каждой парты стоят кастрюли (типа котлы), нагло спертые из «Ичираку-рамен». За партами рассажены генины-чунины-прочая-массовка, за учительским столом сидит мрачный Саске и буравит взглядом Наруто. Блондин не остается в долгу так что между ними воздух уже искрит от напряжения.
Автор *громко, с намеком*: Профессор Снейп невзлюбил ГАРРИ ПОТТЕРА!!!!!
Саске *фыркает, отворачивается от Наруто*: Приветствую вас на своем предмете! Я научу вас как сварить в котле славу, разлить в пробирки смерть, приготовить бессмертие и вырубить Наруто с одного «Чидори».
В этот момент, хором:
Орочимару: Бессмертие? Без смены тел? Саске-кун, а Саске-кун?
Автор: О Ками-сама, кто курит больше – я или Ролинг?
Ирука: О, Какши-сан! Сильнее!
Все в зале: КАК ВЫРУБИТЬ НАРУТО С ОДНОГО «ЧИДОРИ»?!!!!!!!!
Саске: Не скажу. Гм. Итак. Кто уже начинал читать учебник?
Молчание…
Автор *бодро, с намеком*: И тут подняла руку Гермиона….
Шика *развалившись на парте*: Хрррррр….
Автор: ШИКАМАРУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ!!!!!!!!!
Шикамару *сонно*: А? Что? А, да, точно. Профессор! Я читал… читала… читало… учебник.
Саске: Отлично! Ты станешь настоящим… коноичи? Пофигу. Вобщем, мои уроки не для всех. НЕКОТОРЫМ *злобный взгляд в сторону Наруто* нечего здесь делать!
Автор *подхватывает*: Сказал Снейп Гарри. Мальчик не смог грамотно сварить зелье и профессор оставил его на отработку. *в сторону* Уф, кажется, спасла постановку…
Саске *мстительно*: Да! Наруто Малфой… Драко Узумаки… Короче вот ты – сегодня же на отработку!
Автор: Бляяяяяя… Саске – скотина….
Сцена начинает поворачиваться...

Автор: Много раз в процессе своего обучения Гарри приходилось драться с Волан-де-мортом…
По сцене художественно развешаны черные тряпки, понатыканы косые кресты. На переднем плане стоит мрачный Кабуто в позе «как же меня все заебало», за ним маячит Гаара, Шика спит, привалившись к Гааре спиной.
Звучит тема «Evil» из аниме, выходят Орочимару и Итачи.
Орыч и старший Учиха *хором, очень грозно*: Сдавайся, Гарри! Отдавай мой философский камень, василиска, единорога и моего любимого профессора Снейпа!!!!!
Автор *удивленно, снова мимо микрофона, но всем слышно*: Разве это было в сценарии?
Какаши: Яойных фанфиков надо меньше читать! И пить надо меньше!!!!!! Особенно с Цунаде и с Дзираей!!!!!
Автор *философски*: что было, то было….
Тем временем на сцене.
Орочимару: А кто там у нас Снейп? Саске-кун? Кабуто!
Кабуто: Да, Оро… Волан-де-морт-сама?
Орочимару: Приведи мне сюда Са… Снейпа!
Кабуто: Есть! *в сторону* Задолбал, престарелый извращенец!
Автор: Я СКАЗАЛА, ГАРРИ ПОТЕР ДРАЛСЯ С ВОЛАН-ДЕ-МОРТОМ, А НЕ ТАСКАЛ ЕМУ РАЗНЫХ ПРОФЕССОРОВ НА ОПЫТЫ!!!!!!
Шика *проснувшись от рыка и нихрена не соображая*: А? Что? Миссия? Сражение? Так, Кабуто, в смысле, Гарри-кун, ты берешь на себя правую половину Орочимару-де-Итачи… тьфу, ксо, Волан-де-Морта, Гаара-кун, ты – левую. Когда я обездвижу их тенью с помощью дзюцу, атакуйте. Ясно?
Гаара, Кабуто: ДА!
Орочимару: Итак, я вызываю Манду и отвлекаю их на себя, а ты подбирайся ближе и убирай поодиночке. Согласен?
Итачи: Хорошо.
Автор *забывшись, прямо в микрофон*: Что эти долбодятлы делаюуууууууууут…
Внезапно на сцене появляется Дзирая.
Автор *надеясь, что Дзирая будет шпарить по тексту*: Да! Профессор Дамблдор – единственный волшебник, равный Волан-де-морту по силе!
Дзирая: Орочимару, гад! Я все слышал! Щас как призову Гамабунту!!!!!
Цунаде *из ложи*: НЕЕЕЕЕЕТ!!! Не смейте призывать этих чертовых рептилий!!!!
Автор *наставительно*: Жабы – это амфибии.
Цунаде: Пофиг! Все равно не сметь!!!!
Все: Почему? 0_0
Цунаде: Манда с Гамабунтой опять наклюкаются за знакомство и пойдут моего слизняка совращать!!!! А она мне с утра припрется под окна и будет на всю Коноху жаловаться на мужскую холодность!!!!
Орочимару *скорбно*: А мне Манда говорил, что уходит по важным делам!!!!!!
Дзирая *назидательно*: Хождение налево – важное дело!
Орочимару *злобно*: Налево, говоришь? То есть ты считаешь, что Манда мне изменяет?
В зале воцаряется удивленное молчание. Неужели между Мандой и Орочимару есть что-то большее, чем связь «хозяин – вызываемое животное»?
Дзирая: Ну да. Это настоящая измена.
Зал лежит от хохота.
Орочимару *красный, как индеец после пьянки*: ПРИДУРОК!!!!! Между нами нечего нет!!!! Он не мог мне изменять!!!!!!
Цунаде: Тьфу!!! Какие хозяева, такие и животные!!!
Орочимару и Дзирая *хором, оскорблено*: ты хочешь сказать, что мы – холодные мужчины?!!!
Цунаде: Ага.
Орочимару *подозрительно*: А ты откуда знаешь?
Дзирая: Точно-точно. Откуда?
Цунаде *краснеет*: Слышала от девочек….
Орочимару: Опа! Когда это я с девочками?
Автор *вопит*: А ну не сметь портить мне сценарий!!!!!
Авторша нажимает на рычажок под столом и нервно закуривает. Сцена начинает двигаться.
На сцене снова класс Снейпа, только на этот раз…. Все разговоры, шепотки и хихиканья в зале мгновенно стихли, у автора выпала из распахнутого рта сигарета, а Какаши и Ирука оторвались друг от друга при виде…
При виде Саске, вжимающего Наруто в парту и страстно его целующего. Узумаки тоже не щелкал клювом, его шаловливые ручки блуждали у Учихи под мантией. Вокруг остальных парт торчало девять теневых клонов Наруто, оттирающих столы тряпками. Изредка они оборачивались на целующуюся парочку, краснели и принимались драить поверхность с удвоенным энтузиазмом.
Автор *шепотом*: Фотоаппарат, где фотоаппарат, мне ж никто потом не поверит….
В зале тихо-тихо, только слышно приглушенные стоны и тяжелое дыхание целующихся парней. Все напряженно ждут продолжения «банкета». Наконец Наруто начинает стягивать с Саске мантию….
Цунаде «очнувшись»: Что это за разврат?!!!!
Ирука: НАРУТО!!!!!! КАК ТЫ ПОСМЕЛ!!!!
Какаши: А сам-то?
Ирука: Я хотябы не на виду у всей Конохи и прочих деревень!!!
Какаши *тихо, в сторону*: А ведь это идея…
Автор *укоризненно*: Ирука, ну куда ты в таком виде? Штаны расстегнуты, пуговицы рубашки не в своих петлях, а засосы за пятьсот метров без Бьякугана видать. Скажешь, что это новый экзотический вид проклятых печатей?
Орочимару * выглядывая из-за кулис, тихо, в строну*: а ведь это идея… Целовать приятнее, чем кусать…
Какаши *укоризненно*: Автор, имей совесть…
Автор: Она у мя и так заебаная.
Какаши: Я не это имел в виду!!! В смысле отключи пока микрофон, а то тут скоро все деревни будут знать подробности нашей с Ирукой личной жизни.
Итачи: О, Ками-сама, когда этот дурдом закончится?!!!!
Тем временем, в зрительном зале:
Сакура: НАРУТО!!!!! Как ты посмел совратить Саске!!!!!
Толпа фанаток Саске вскакивает на ноги с явным намереньем раскатать Наруто тонким слоем по сцене.
Неизвестная конохская коноичи: Девчооонкииии!!!!! Это же яооой!!!!! Вживую!!!!! Ииииии!!!!
Толпа фанаток тоже встает и идет бить морды первой. Синоби мужского пола споро отползают к стенкам и продолжают наблюдать кто за яоем на сцене, кто за женскими боями без правил.
Хината *посреди баталии, спрятавшись под креслом*: Нууу…. Ээээ… с одной сто… стороны… там… там… На.. Наруто-кун… А с другой стороны, эээ, это …это же… яой… Что же мне делать?
Тен-Тен *удивленно, отправляя свою соперницу классическим хуком снизу в дальний перелет*: Хината, ты тоже яойщица?
Хината краснеет и убегает гасить фанаток Саске.
Тем временем на сцене Учиха и Узумаки остаются уже только в штанах. Все ждут момента, когда пойдет настоящий нц-шный яой.
Цунаде *грозно*: Автор, если ты это не прекратишшшшшшшшшшшь…..
Орочимару *уязвлено, из-за занавеса*: Она шипит лучше меня!!!!
Дзирая *философски, оттуда же*: С кем поведешься, так тебе и надо!!!
Итачи *страдальчески, но тихо*: Это наказание за мои грехи? Я раскаааааиииваааааююююсь!!!! Я даже извинюсь перед Саскееее!!!!!
Орочимару *шепотом*: Итачи, пить будешь?
Итачи *приободрившись*: А что есть?
Орочимару: Саке. У Дзираи спер в гримерке.
Итачи *совсем бодро*: Наливай!!!
Автор нажимает рычажок, сцена снова приходит в движение.
На сцене снова появляются Орочимару с Итачи и «золотая троица» в исполнении формации Кабуто-Гаара-Шика. Шикамару снова дрыхнет, прислонившись к Волан-де-морту.
Орочи и Учиха думают, что так надо по сценарию и ленивого отпрыска клана Нару не трогают, а автор думает, что все – козлы, а Шика валит постановку. Одновременно автор курит, как паровоз, и клубы дыма постепенно становиться видно со сцены.
Итачи: Закусить есть?
Орочимару: Держи огурчик. За нас, красавцев-мужчин!
Итачи: Вздрогнем… Хорошо пошла! Хрум-хрум-хрум!
Орочимару *дожевывая огурец*: Хрум-хрум-хрум! А ты, оказывается, неплохой мужик, когда бухнешь!
Итачи: Я вообще милый и пушистый.
Орочимару *ехидно*: А клан собственный Саске вырезал?
Итачи: Куда этому сопляку!
Автор *тихо, но грозно*: Эй, вы, алкоголики, прекратили портить мой спектакль!!!
Итачи *с ужасом*: ЭТО можно еще и испортить?
Автор: Р-р-р-р-р-р…
Какаши: Спокойно!!! Итачи шутит!!!
Тем временем на сцене Орочимару пытается пройти вперед к центру сцены, а Итачи упирается в пол, не давая ему двигаться. Плащик трещит по швам.
Орочимару: Учиха, ты чего?
Итачи: Мне это надоело! Пошли отсюда!!!!
Некоторое время «Волан-де-морт» сосредоточенно пыхтит и пихается, приглушенно матерясь, затем злодеи, пошептавшись, договариваются о чем-то и строевым шагом (чтобы не грюкнуться повторно) выходят поближе к центру сцены. Шикамару, до того дрыхнувший на плече у Итачи, падает, просыпается и идет к своим.
Автор *удивленно*: Интересно, что это Орочимару пообещал Итачи?
Итачи кидает ТАКОЙ взгляд на автора, что ей мгновенно хочется смыться в Скрытую Деревню Песка просить политического убежища.
Какаши: Не боись, мы тебя в обиду не дадим!
Автор *мрачно*: Утешил, блин! Бумажки и ручки не найдется?
Какаши *удивленно*: Зачем тебе?
Автор *еще более мрачно*: Завещание писать.
Какаши: А… Щас сбегаю.
Тем временем на сцене.
Орочимару *бодро*: Сейчас как вломим вам от всего сердца по самую печень!!! Авада Кедавра!!!!!
Мигает зеленая лампочка. Гаррипоттеровская троица прыгает в стороны.
Шикамару: Тоже мне, адаврист-кедаврист… Экспеллиармус но Дзюцу!!!
Махает палочкой. Гаара делает малопонятный пасс рукой, и тонкая струйка песка переламывает «волшебный сенбон» Волан-де-морта.
Генма *с галерки*: А-а-а-а-а-а-а!!! Изверги!!! Сломали мой сенбон!
Орочимару *успокаивающе*: Ничего, у нас еще целая коробка….
Генма *в истерике*: Мой любимый подарочный набор!!!! Убью, гады!!!
Его ловят и начинают отпаивать валерьянкой.
Автор *задумчиво, спешно дописывая пятьдесят четвертый метр завещания*: Нехорошо как-то вышло… Ну да ладно.
Тем временем на сцене.
Орочимару *разглядывая обломки палочки*: И откуда этот мелкий берет свой песок?
Гаара *обидевшись за «мелкого»*: С тебя насыпался…
Орочимару: Чтооооо? Мне всего-то пятьдесят стукнет!!! В этом возрасте еще даже на пенсию не выходят!!! Щас ты у меня получишь!!!
Шеф звуковиков пытается сцапать песочника за ногу, однако не учитывает сковывающего движения плаща и падает носом вниз, однако его успевает подхватить Итачи.
Орочимару *кокетливо*: Итачи, тебе никто не говорил, что у тебя красивые глаза?
Итачи: Нет. А что, правда?
Орочимару: Ага.
Учиха осторожно ставит саннина на пол и задумчиво краснеет.
Автор: Гарри, в смысле Кабуто, давай, закругляй эту сцену!!!
Тем временем «Волан-де-морт» делиться между собой проблемами.
Итачи: А ведь меня никто не понимает!! Все только и говорили, что я достойный сын своего клана, аж тошнило уже от них, а заметить, что я еще и красивый никто не мог!!!
Орочимару: А меня никто не любит!! Кабуто на меня ворчит, Саске в мою сторону даже не смотрит, Наруто пытается убить а Гаара стариком назвал!!! А я ведь еще такой молодой!
Итачи: И симпатичный….
Орочимару *краснеет*: Правда?
Итачи *смущенно*: Ага. Это-то ладно, вон за мной Саске бегает. Это-то ничего, но за ним вечно носится толпа фанаток, мне прямо не по себе от этой оравы бешеных девиц. А тут недавно еще каких-то ненормальных обнаружил. Сошлись мы с Саске посреди леса в честной битве, а эти девчонки из-за кустов за нами наблюдали. Мы спросили, зачем, а они сказали, что ждут яоя!!! Я что, совсем что ли? Я не педофил!!! И Саске – мой родной брат!!! И знаешь, что они мне сказали? «Учихацест – навсегда!» Я после этого неделю в депрессии ходил.
Со стороны авторской «суфлерской будки» слышен взрыв смеха. Все недоуменно оборачиваются туда.
Автор: А вот еще анекдот…
Ирука: Может, последим за событиями на сцене?
Автор *закуривая*: А ну их нафиг! Наливай!
Орочимару *продолжает диалог с Учихой*: Бедняга! А у меня горло постоянно болит – попробуй по три раза на дню из себя змею выковыривать! Ее же кормить надо и выводить по делам, да и просто давать поползать! А у меня печень больная!
Кабуто *мрачно*: И философский камень в почках. Гаа… Рон! Выноси их нафиг! Только аккуратно!
Гаара аккуратно подхватывает злодеев в песок и утаскивает за кулисы.
Автор * с облегчением*: Троица юных натуралис… волшебников всегда побеждала злобного Волан-де-морта!
Кабуто внезапно замечает краешек бумажки, торчащий из-за занавеса, поднимает его и начинает удивленно рассматривать.
Кабуто: Какая странная кардиограмма! И длинная какая! И на туалетной бумаге!!! о_0
Автор: А ну отдай! Это мое завещание!
Все: ????
Автор: Почерк у меня такой!!! Итак! Приключения Гарри не кончались!!! На втором год пребывания Поттера в Хогвартсе появилось страшное чудовище – василиск!
Сцена начинает поворачиваться.

0

17

Название: (рабочее) Женская дружба
Автор:  scott_summers
Персонажи: Митараши Анко, Юхи Куренаи, Узуки Югао, Морино Ибики
Рейтинг: я бы поставил PG
Жанр: драма
Предупреждения: 1) вообще-то, это чистой воды сонгфик, если кто знает такой прикол. 2) присутствует одно матерное слово. 3) вот не знаю, спойлер еще присутствует или все равно уже все в теме насчет Асумы?.. 4) отзвуки красных шарфиков )))
Статус: закончен
Дисклеймер: мне ничего ни от кого не нужно. все вопросы тоже к Кишимото
Примечания: ой, не бейте меня больно, я допишу "Хроники Ширануи", честно, но чуть попозже, сейчас меня накрыло *_*


Lost inside the walls
I need this moment more and more
So blind I can't help it

Куренаи плачет. Мы с Югао сидим напротив и молчим - что тут скажешь? Он погиб, ее приятель, он не вернется, и красные розы, что он подарил перед тем, как уйти на миссию, уже почти облетели.
Я думаю о том, что всегда завидовала девчонкам. Я могу натянуть самое откровенное платье, но во мне никогда не будет женственной красоты Куренаи, и приставка "спец" к званию джунина постоянно напоминает о том, что мне не сравниться умом и силой с Югао... не самая уместная мысль, но я ничего не могу с собой поделать.
Мне очень жаль Юхи, и, знаю, Югао тоже переживает, но мы молчим. В душной тишине слышно, как бьется о стекло залетевшая в комнату муха; на улице кричат играющие дети, издалека доносится шум пилы. Жизнь продолжается. Но не для Асумы.
Куренаи внезапно поднимает голову и смотрит на Югао.
- Как ты жила? - спрашивает она отчаянно. - Как ты живешь до сих пор?!
Югао отводит взгляд, теребит тесемки лежащей рядом с ее левым локтем маски АНБУ. Я внезапно чувствую себя лишней - и очень глупой. У меня не погибал жених. У меня и жениха-то никогда не было.
- Я пообещала отомстить за него, - глухо говорит Югао, прячет лицо в ладонях.
- И... что? - голос Куренаи срывается. Югао не отвечает.
Мне становится неловко, словно это моя вина, что убийца Хаяте до сих пор жив, и я не хочу знать, каково сейчас Узуки, ведь уже третий год ее жених смотрит на нее только с фотокарточки на столике у кровати.
Югао молчит и даже не шевелится, но когда она отнимает руки от лица, ладони и щеки мокры от слез.
Я достаю из сумки бутылку саке и наливаю обеим по полной чашечке. Югао выпивает сразу, залпом, встряхивает головой - длинные волосы рассыпаются по обнаженным плечам. Теперь моя очередь отводить взгляд, чтобы девчонки не увидели неуместной острой зависти в моих глазах. Они такие красивые. Рядом с ними я ощущаю себя кукушонком.
Куренаи тянет саке как воду, пьет мелкими глотками, зубы постукивают о край чашечки. В штабе и на похоронах она держалась, но, похоже, это был просто шок, а полностью осознает случившееся она только сейчас.
Я разливаю снова, на этот раз и себе.
- Я умру без него, - говорит Куренаи, не глядя на нас с Югао. - Без него мне незачем жить.
Я открываю рот, чтобы возразить, но Югао качает головой. Мы молчим. По щекам Юхи текут слезы.
- Почему именно он?!.. - кричит она. - Почему?!!
- Потому что лучшие уходят первыми, - отвечает Югао в потолок, наливает себе сама. - Терпи.
Куренаи захлебывается рыданиями.
Я повторяю про себя слова Узуки. Я хорошо помню Хаяте, он действительно был хорош; Асуму я знаю хуже, но мне достаточно того, что его любит Куренаи, она очень разборчива в людях.
- Как мне жить дальше? - Юхи всхлипывает, роется дрожащими руками в карманах, находит платок и вытирает нос. - Мстить?! Кому, Акацкам? Меня прихлопнут, как муху!..
Югао вздрагивает, ежится, как от холодного ветра, и опрокидывает очередную чашечку. Напоминание о клятве ей неприятно, я вижу; к тому же, до сих пор не известно точно, кто убил Хаяте. Обвиняли Кабуто, но доказательств нет. Югао плачет у мемориала... и встречается с кем-то из своих. Жизнь продолжается для живых, но Куренаи рано знать правду об этом.
Она плачет и пьет, а потом, обессилев, засыпает. Мы переносим ее на постель, укрываем одеялом. Она не просыпается - не хочет просыпаться, я думаю.
Я едва не спрашиваю у Югао, жив ли Асума в снах Куренаи, но это равносильно вопросу, жив ли Хаяте в снах Узуки, и я молчу. Югао застегивает пряжки на лямках жилета, закрывает маской лицо, на котором еще блестят следы слез. Щеки сухие только у меня, и от этого я кажусь себе злобной бесчувственной сукой, да, наверное, так и есть... по крайней мере, многие так думают.
Югао ставит у постели Куренаи стакан воды, прикрывает ставни, чтобы нашу подругу не разбудило безжалостное утреннее солнце.
- Пойдем, - говорит она.
На улице Югао берет меня под руку. Наверное, мы странно смотримся вместе, но оценить это некому - немного находится охотников гулять по ночной Конохе, а наши парни обычно летают по крышам, у них своя жизнь и свои игры.
- С ней все будет в порядке? - спрашиваю я чуть погодя.
- Я больше боюсь за тебя, - со вздохом отвечает Югао. Я поднимаю на нее недоуменный взгляд и краем глаза вижу метрах в тридцати впереди знакомую фигуру в длинном темном плаще.
- Мне пора, - говорит Югао. - Увидимся, Анко?
Я киваю, и она бесшумно отступает и растворяется в ночной темноте. Меня снова гложет зависть - мне никогда не сравниться с ней в мастерстве, и когда я трясу головой, как сейчас, все, что падает мне на плечи, это две-три жидкие прядки.
Мне становится стыдно за такие мысли. Упрямо поджав губы, я решительно шагаю к Ибики и останавливаюсь прямо перед ним.
- Что? - спрашиваю я довольно резко. Я немного злюсь - если бы не его появление, Югао сказала бы мне, отчего она боится за меня.
Ибики молчит - слишком долго, я уже хочу развернуться и уйти, но он осторожно берет меня за руку. Это так неожиданно, что я пропускаю момент, когда в другой его руке возникает...
...красный шарф. Я хорошо вижу его в лунном свете. Слишком хорошо. И эта не та вещь, которую я готова видеть. Особенно сейчас, когда погиб тот, кто дарил такой же шарф нашей Куренаи.
- Тебя это ни к чему не обязывает, - трудно, через силу говорит Ибики. - Просто... - молчание. По скулам ходят желваки. - Просто оставайся живой.
Я все еще смотрю на шарф, и мне хочется спросить - где ты был в день всех влюбленных, Ибики, но я снова сдерживаюсь. Я не знаю, где был он, но знаю, где была я - в баре с нашими голубями, с которыми мы одинаково неловко чувствовали себя на шумных праздничных улицах. Я - злобная бесчувственная сука, и я протягиваю руку и беру шарф.
- Это все? - вырывается у меня. - Все, что ты хотел мне сказать?
А мы были бы хорошей парой, думаю я вдруг. Он некрасив снаружи, я - внутри. Мы бы прекрасно друг друга дополнили...
Я понимаю, что плачу, когда Ибики бережно, краем ладони вытирает мои слезы, а потом привлекает к себе, и через мгновение я рыдаю у него на груди, беспомощно вцепившись в лацканы плаща. Ибики гладит меня по голове, его пальцы распутывают тугой узел прически, вытаскивают шпильку.
Мне жаль Асуму и Хаяте, жаль Югао и Куренаи, но больше всего мне жаль себя, потому что у меня никогда не было таких чувств, потому что я не знаю, как это - терять любимого, не потому, что мне повезло, напротив. Мне не повезло, я одна, я никому не верю и никого не люблю, и я никогда не буду рыдать возле мемориала, потому что единственная смерть, которая меня может всерьез расстроить - моя собственная...
- Я боюсь за тебя, - чуть слышно шепчет Ибики, и я вздрагиваю, снова услышав Югао. - Ты сумасшедшая, ты совсем не бережешься...
- А что мне терять? - я тоже шепчу, уткнувшись лицом в его водолазку, мокрую от моих слез. - Что мне терять?!
Ибики молчит. Я вздыхаю, не спеша отстраняться. Мне спокойно, я укрыта от всего мира его плечами и его плащом, я чувствую себя в безопасности, и это внове для меня.
- Почему сегодня? - спрашиваю я тихо. - Потому что кто-то погиб?
Я говорю "кто-то", но думаю "Асума". Горе Куренаи что-то сделало со мной, мне почти больно оттого, что их разлука будет вечной. Я пытаюсь вспомнить, почему не чувствовала ничего такого, когда Югао потеряла Хаяте, но голос Ибики возвращает меня к действительности.
- Мне показалось, что тебе одиноко, - мрачно говорит Морино. Подняв голову, я вижу, что он смотрит куда-то в сторону. - Я подумал, что сегодня, возможно, ты меня не прогонишь.
И я снова начинаю плакать, когда он добавляет:
- Я давно люблю тебя.
Потому что я понимаю внезапно, чего боится Югао.
Что я, если полюблю, не вынесу потери.

0

18

Автор: THEsud
Бета: amnezia
Название: Шестое чувство
Пэйринг/Персонажи: почти все генины Конохи
Рейтинг: PG
Жанр: ангст
Предупреждения: нет
Статус: закончен
Дисклеймер: все принадлежит Кишимото
Размещение: где угодно, но с указанием автора
От автора: многое сильно притянуто за уши, многое выдумано, и я это знаю.

Человеку доступны всего лишь пять чувств. С их помощью он воспринимает окружающий мир, основываясь на них, принимает решения, как обычные повседневные, которых часто и не замечает, так и жизненно важные. Каждый знает их с детства: зрение, слух, обоняние, вкус, осязание. Каждый привык ими пользоваться не задумываясь, даже не осознавая этого.
И шиноби не исключение. Может быть, они чуть выше ценят эти чувства, ведь жизнь и смерть любого ниндзя во многом зависят от них. Вовремя увидеть ловушку; услышать приближение врага; по приносимым ветром запахам понять, что ожидает тебя впереди; ощутить вкус крови во рту – вкус, заставляющий собраться, пробуждающий злость и ярость; почувствовать, как твой кулак коснулся противника раньше, чем ударил он – это непременная составляющая жизни любого шиноби. Но даже они, подобно большинству людей, принимают все как должное.
Хотя есть среди них и те, кто может сказать немного больше, но они обычно молчат.

Неджи любит сидеть с закрытыми глазами. Чаще всего, когда никто не видит. Но иногда, после особо изматывающей тренировки или тяжелого боя, когда нет больше сил, он устало опускает веки, не обращая внимания на окружающих. И тогда ТенТен всегда украдкой наблюдает за ним: он кажется ей таким умиротворенным и безмятежным. А Неджи просто ждет, когда успокоится стянутая, зудящая от слишком долго использования бьякугана кожа, когда утихнет бешеная пульсация в висках, когда в глазах перестанут мелькать зигзаги разных, практически непереносимых человеком, постоянно меняющихся цветов.
Он наслаждается темнотой, ему нравится ничего не видеть. Потому что обычно он видит слишком много. Временами Неджи кажется, что скоро он начнет понимать истинные мысли и чувства людей, замечать каждый, даже самый незначительный жест, каждое мельчайшее движение глаз уже без помощи бьякугана. Поэтому он не хочет смотреть лишний раз, без необходимости. Иногда он просыпается среди ночи от кошмара, повторяющегося снова и снова. Ему снится, что, однажды активировав бьякуган, он не сможет от него избавиться и вынужден будет жить с ним вечно. Постоянно видеть мир в черно-белых тонах с переливающимися цветными всполохами из чудовищного для человеческого глаза спектра. А самое страшное – видеть всегда, даже сквозь веки.
Бьякуган – это великий дар, сила клана Хьюга, хотя мало кто догадывается, какую цену приходится за него платить. Но никто из владеющих им никогда не откажется от него добровольно. И остается только одно – закрывать глаза…

Шино не любит говорить без дела. Да он вообще не любит говорить. Он любит тишину. Вот только он не знает, что это такое.
Когда Шино выпускает своих насекомых, все вокруг слышат монотонный гул, создаваемый тысячами крыльев. Этот звук кажется таким естественным. Команда номер восемь давно привыкла к нему и практически не замечает, а Киба иногда бормочет, что однообразное жужжание клонит его в сон, и демонстративно широко зевает. Для врагов этот звук становится иным: на пол тона выше, слегка вибрирующим, раздражающим. Если слушать его слишком долго, то возникает непреодолимое желание заткнуть уши, избавиться от гудения в голове, и это не дает полностью сосредоточиться на битве.
Шино различает голос каждого отдельного жука, а как иначе можно управлять не только всем роем, но и конкретными насекомыми? Он улавливает их предсмертный писк, вонзающийся острой иглой в его сердце, а в бою они гибнут десятками, сотнями. Когда сражение закончено, а уставшие жуки возвращаются к хозяину и начинают поглощать последние остатки его чакры, ему кажется, что из каждой клетки его тела доноситься голодное чавканье.
И, видя его вечное спокойствие и сдержанность, никто даже не догадывается о том, что Шино постоянно слышит звуки, производимые насекомыми, живущими в его теле. Постоянно, даже ночью – ведь рой не спит никогда. Он мечтает узнать, что такое тишина. Но для любого из клана Абураме она наступает только со смертью последнего жука, который гибнет тогда, когда умирает его хозяин…

Киба любит спать, уткнувшись носом в шерсть Акамару и во сне вдыхать его запах. Кто-то другой скажет, что это обычный запах псины, резкий, неприятный, отталкивающий, но для него он самый родной, самый близкий – это запах дружбы, преданности, верности. А главное он забивает все остальные запахи, абсолютно все.
Нюх Кибы необычайно чувствителен даже в обычное время, особенно когда его ничто не отвлекает. Лежа ночью в постели, он пытается распутать клубок витающих в воздухе запахов: собачий, такой привычный и домашний, мокрой прохлады дождя за окном, свежести сырых чуть подрагивающих листьев. Он наслаждается чистыми и бодрящими ароматами, но улыбка сползает с его лица, когда ветер приносит новые ощущения. Пот, усталость и боль от возвращающейся с миссии сестры. Кровь, холод и смерть от мертвого пса у нее на руках. Киба в отчаянии трясет головой, но они становятся еще острее. Он зажимает пальцами нос, только бы не чувствовать ничего больше, но запахи никуда не уходят. К ним только присоединяется еще один – запах его собственных слез.
Когда Киба применяет свое дзютсу человеко-зверя, и его обоняние обостряется в тысячу раз, ему становится ровно во столько же раз хуже. Он не хочет использовать эту технику на тренировках, но иногда все же приходится. И тогда такой легкий, нежный, притягательный аромат его напарницы по команде, девушки, в которую он влюблен, становится просто невыносимым, потому что к нему примешивается другой, тот, которого он обычно не чувствует. Немного дерзкий, жизнерадостный, с примесью рамена – запах парня, который обнимал ее совсем недавно. Во время боя на него обрушивается лавина отвратительных врезающихся в мозг ощущений: ледяная ярость; сладко-соленая теплая кровь, остающаяся на холодном остром лезвии; пульсирующий страх; предсмертная агония и еще десятки других, не менее чудовищных. И Киба забудет все это, только зарывшись лицом в шерсть Акамару…

Чоджи не любит, когда кто-то пытается съесть последний кусок. Эту странную привычку не может понять даже его лучший друг, который, кажется, знает все. Шикамару никогда не говорит об этом, просто принимая все как есть, а вот другие спрашивают, улыбаются, смеются и в последний момент захлопывают рот, когда с языка уже готовы сорваться слова: «толстый», «обжора», «жирдяй». А Чоджи просто молча протягивает руку за последним кусочком мяса, за последней чипсиной, делает последний глоток бульона, наслаждаясь вкусом так, как может это делать только он.
Уникальные техники клана Акимичи, позволяющие увеличивать вес и размер тела, требуют не только энергии, запас которой необходимо постоянно поддерживать. Они забирают еще и способность ощущать вкус. Жуя чипсы на тренировке, он просто восстанавливает потраченные силы, совершенно не чувствуя того, что ест. Только когда к нему возвращается последняя израсходованная калория, на языке появляется еле ощутимый привкус соли и специй. Почему-то всегда именно в этот момент Асума говорит: «Все, продолжаем…». И, прежде чем сунуть пакет в карман, Чоджи в последний раз запускает в него руку, а его рот наконец-то наполняется бесподобным, восхитительным вкусом чипсов.
Существуют еще пилюли – секретное оружие, дающее невиданную силу, огромную, поразительную мощь, приводящую врагов в трепет. Использующий эти таблетки лишается вкуса не на минуты, не на часы, а на дни и даже на недели. Любой из клана знает, что если применять их слишком часто или необдуманно, то можно потерять его навсегда. А потом все так же постоянно есть – есть безвкусную пищу. И Чоджи запоминает вкус каждого последнего кусочка, ведь он может оказаться действительно последним…

Рок Ли любит опускать руку в ручей и чувствовать, как ласковые струи с журчанием обтекают его ладонь. Ему нравится успокаивающее ощущение прохлады на своей коже, от которого она перестает невыносимо гореть. Он слегка шевелит пальцами, заставляя воду бурлить вокруг них, усиливая давление, – и постепенно исчезает жжение, уходит боль, все уносится этим потоком.
Ли ненавидит рукопожатия, и иногда он очень боится встретить Наруто, потому что тот всегда делает это очень энергично, со всей силы сжимая и тряся ладонь. А ему хочется прекратить эту пытку, вырвать свою руку и помахать ей, чтобы воздух хоть немного уменьшил боль. Но Ли терпит, только крепче сжимает зубы, и терпит. Несмотря на то, что он только закончил тренировку. Не общую с Неджи и ТенТен, а свою, особую.
Пятьсот отжиманий. После сотого он чувствует каждый маленький камешек под своими руками. После двухсотого уже каждая песчинка, каждая травинка впечатывается в его ладонь. После трехсотого он немного меняет положение, и какой-то острый сучок впивается в его кожу. После четырехсотого, когда уже больше нет сил терпеть, он сдвигает руку, но становится только хуже: сучок вонзается еще глубже, и кровь из ранки впитывается в землю. После четыреста пятидесятого судороги сводят мышцы, а кожа на ладонях пылает огнем, но он уже почти ничего не ощущает. Четыреста девяносто второй – рука подгибается и Ли со стоном разочарования падает лицом в траву.
Тысяча ударов кулаком. После пятисотого костяшки разбиты в кровь, и при каждом взмахе мелкие красные капли разлетаются в разные стороны. После шестисотого он решает бить ребром ладони. После восьмисотого руки отказываются подниматься, и он в отчаянии вцепляется в столб пред собой, пальцы судорожно скребут разбитое дерево, мелкие щепки впиваются в кожу, заходят под ногти, и боль заставляет собраться и бить снова и снова. А после тренировки Ли идет сначала к ручью, потом домой и по дороге встречает Наруто…

Пять чувств. Они приносят не только приятные ощущения, не только удовольствие и наслаждение. Но шиноби используют их возможности всегда и полностью, не обращая внимания на боль, превозмогая страх, и они никогда не перестанут этого делать. Потому что это их выбор – быть ниндзя, это их судьба, это их жизнь.
И потому что есть еще шестое чувство.
Нет, они все прекрасно знают, что такое шестое чувство для обычных людей. Это что-то нереальное, сверхъестественное, гипотетическое, это интуиция, ясновидение, это то, чему нет объяснения. И никто не может точно сказать, существует ли все это на самом деле. Но для шиноби шестое чувство – это совсем другое, они уверены в его реальности, они испытывают его ежедневно и не представляют без него своей жизни. Однажды познав, его уже невозможно забыть, от него невозможно отказаться.

Шестое чувство…

Маленький мальчик впервые испытывает его, когда, в сотый раз сложив пальцы в печать и произнеся нужные слова, наконец-то видит результат своих действий. Потом это не будет казаться таким уж большим достижением: в будущем он с легкость станет использовать гораздо более сильные техники своего клана. Но он все равно никогда не забудет одобряющий взгляд и счастливую улыбку отца, а главное гордость, переполнявшую его самого от осознания того, что он смог это сделать. За всем этим мальчик почти не замечает, как просыпается то чувство, которое теперь будет с ним на протяжении всей жизни. Он не замечает, как впервые управляет чакрой, пусть пока интуитивно, неумело и неэффективно, но управляет. Но именно тогда он понимает, что обязательно станет шиноби, потому что не быть им уже невозможно...
Слишком мало. Теперь слишком много. И снова падение. А высота с каждым разом все больше и больше. Через это проходят практически все генины. Именно так постигаются основы управления чакрой, именно тогда юные шиноби начинают по-настоящему ее чувствовать, еще не в полной мере, но чувствовать и контролировать.
Двенадцатилетний мальчик стоит, сжав кулаки, ощущая, как смешивается внутри энергия, как она движется вниз, концентрируясь в ступнях, и надеется, что вот сейчас все точно получится. А затем он бежит вверх, чтобы в отчаянии осознать, что опять неудача, что еще один шаг и останется только лететь на землю. Но понять на секунду раньше, чем начнешь падать, - это и значит чувствовать чакру. Мальчику это станет ясно намного позже, а сейчас же ему хочется кричать от разочарования, а на глаза наворачиваются предательские слезы, особенно если кто-то уже стоит наверху, с усмешкой и превосходством наблюдая за его мучениями. А если это еще и девчонка…
Потом, с гордостью осматривая окрестности с вершины самого высокого дерева, ему снова хочется кричать, но уже от счастья, от ощущения в себе энергии, неразрывно связанной с телом, от понимания, что теперь эта сила подчиняется ему. В этот момент кажется, что больше ничего уже и не надо, что чакра теперь всегда будет послушна, и что это самое замечательное мгновение в жизни. Но впереди еще много открытий.
Первый шаг по воде. Мальчик трясет головой, и брызги с мокрых волос разлетаются во все стороны, сверкая в лучах солнца, но гораздо ярче сияет его широкая довольная улыбка. Он идет еще немного неуверенно, неустойчиво балансируя и помогая руками удерживать равновесие, иногда проваливаясь по щиколотки в воду. Но он знает, что уже никогда не окажется в ней полностью, он чувствует, что выделяемая из ступней чакра никогда уже его не подведет
Первая победа в бою, даже в тренировочном, над своим напарником по команде – это огромное событие. А если бой реальный, с настоящим противником? Когда все уже кончено, приходит страх перед опасностью, которой удалось избежать, осознание того, что смерть была совсем рядом. Но во время схватки этого нет. Есть только безумное желание победить. Есть только бьющие через край злость и ярость, когда видишь, как ранят твоего друга. Есть только сила, сконцентрированная внутри. Сила, которой уже не управляешь и почти не замечаешь ее присутствия, потому что просто становишься с ней единым целым.
Полное слияние, когда концентрируешь, распределяешь чакру, точно выделяешь необходимое ее количество машинально, не задумываясь, просто зная, что все делаешь правильно. Один раз испытав, этого уже невозможно забыть. Без этого чувства уже просто невозможно жить. Невозможно, несмотря ни на что…

Взмах руки, раскрытая ладонь, приближающаяся к груди. Так изящно. Так красиво. Так смертельно. Мягкое прикосновение пальцев с пляшущими на них голубыми всполохами к телу противника. Бьякуган не даст промахнуться даже на долю миллиметра, и удар приходится точно в цель. Чакра Хинаты проникает в тело врага, в его систему циркуляции, смешиваясь с его собственной. Какая-то доля секунды – и невидимая борьба двух энергий завершена: поток чакры противника под контролем. Теперь она способна управлять им по своему желанию: остановить, усилить, направить туда, куда нужно, чтобы убить человека изнутри, убить одним касанием.
Но никто кроме клана Хьюга не знает – как на самом деле это происходит. Чакра каждого человека индивидуальна, и соединить их не так просто, они обе сопротивляются. Это ураган, столкновение двух стихий, борьба противоположностей. Хината чувствует, как бушует энергия, своя и чужая, как образуются круговороты, волны, всплески, которые отзываются мучительной болью, скручивающей и вытягивающей ее собственные каналы чакры. Для всех это длится мгновенье, для Хинаты – вечность. Но она бьет снова и снова…

Тяжелое хриплое дыхание лежащего на земле человека. Кровь на нем. Кровь на траве. Кровь на руках склонившейся над ним девушки. Бледно зеленое свечение на ладонях, быстро и уверенно скользящих по телу шиноби. Пальцы Сакуры замирают над страшной глубокой раной, и сосредоточенная в ее руках чакра начинает слегка пульсировать точно так же, как хлещущая толчками кровь. Лед и пламя. Одновременно. Это невозможно, но так происходит всегда. Ее ладони скованы холодом и невыносимо горят. Огромное количество сконцентрированной в руках силы сжигает изнутри, а направленный к раненому поток чакры забирает энергию и последние крупицы тепла с ее кожи. Но Сакура не обращает на это внимания: она привыкла к этим ощущениям, как и любой медик. Она сосредоточено следит, как останавливается кровь, как медленно, словно нехотя, соединяются края раны, как срастаются волокна мышц и кожа. Она этого не видит – она просто чувствует.
Все. Сакура облегченно выдыхает и вытирает застилающий глаза пот, оставляя на лбу и волосах темно-красные, кажущиеся в сумерках почти черными, разводы крови. Она улыбается, шепчет что-то успокаивающее и опускает на голову шиноби холодную ладонь…

Бездонное голубое небо над головой – сегодня оно прекрасно как никогда. Еще немного. Еще несколько минут. Еще хотя бы одну минуту. Шикамару пытается сконцентрироваться, собирая последние силы. Спина покрывается испариной, холодные капли пота медленно катятся по лицу, сердце стучит так громко и гулко, что кажется – его удары слышны даже удерживаемым его тенью противникам. Но все бесполезно. Чакра кончается. Стремительно, неотвратимо кончается, оставляя после себя лишь пустоту. Ледяную, мертвую, беспощадную. Точно такую же, в которой скоро окажется и он сам.
Последние секунды перед смертью. А он еще столько не успел, о стольком мечтал. Последний взгляд на облака. Но пусть он и считает себя трусом – он погибнет достойно: в бою, прикрывая своих друзей, и враги не увидят его страха. Последняя капля чакры, покидающая тело. Тень, возвращающаяся к его ногам. Невозможно удержать в себе ужас, когда ощущаешь дыхание смерти прямо за своей спиной. Потом чудовищный калейдоскоп, и Шикамару лишь смотрит, не веря своим глазам. И слыша «Ты молодчина…» и «…бой закончен» из уст сенсея, он падает на землю. Но, только чувствуя, как восстанавливается чакра, как появляется первая мельчайшая частичка энергии, он понимает, что жив…

Человек с язвительной кривой ухмылкой на губах говорит о его лучшем друге. А слова могут ранить больнее, чем удар кунаем. Слова даже могут убить быстрее и надежнее, чем чидори или разенган. Слова приводят Наруто в ярость, будят в нем Демона. Чужая чакра бьется внутри, буйствует, рвется наружу. Ее совсем не хочется сдерживать: в голове одна мысль, одно желание – убить. Убить того, кто отнял у него Саске. В глубине зрачков вспыхивает алый вихрь; заостряясь, вытягиваются клыки; когти вонзаются в землю; клочки красно-оранжевой чакры соединяются, почти полностью покрывая тело – Наруто превращается в Зверя.
Один. Второй. Третий. Моментально один за другим появляются новые хвосты. Во вспыхивающих яркими точками последних проблесках сознания он чувствует неукротимую силу и мощь, но понимает, что этого мало… И тогда вырастает четвертый хвост. Он уже не ощущает, как рвется и отслаивается кожа, как смешивается с чакрой его собственная кровь. Он не чувствует ни страха, ни боли, ничего человеческого. Теперь ему уже все равно, с чего все началось, чего он хотел добиться – остается только неистовая ярость, безудержное желание разрушать, необузданная жажда убивать. Неважно кого, неважно зачем. Просто убивать, убивать, убивать. Наруто больше нет, есть только Девятихвостый Лис. Но Наруто еще вернется. Сейчас ему помогут вернуться, хотя когда-нибудь он может оказаться один…

Шестое чувство многообразно и многогранно. Оно общее для всех и для каждого свое. У него десятки проявлений. Оно одно способно вызвать множество других. Оно может принести радость, а может заставить страдать. Оно может дать силу, но обычно за нее приходится платить болью. Оно может воодушевить на короткий, но такой необходимый во время боя, миг, а может разочаровывать бесконечно долго. Оно исцеляет, дарит жизнь, но еще легче оно убивает. Но ни один шиноби не представляет себя без него.
Шестое чувство – чувство чакры.

0

19

Яблоки by Meow

Наруто. Долго рассказывает яблоку о том, как он вернет Саске от Орочимару, станет Хокаге и женится на Сакуре-тян. После этого пытается поделиться яблоком с друзьями, но так как яблоко от его рассказа увяло, друзья вежливо или не очень отказываются (автор отдает себе отчет, что яблоки не вянут, но это же все-таки Наруто)
Кьюби. Кьюби не ест яблоки. Кьюби хотел бы, но он заперт за печатью и все что ему остается, это наблюдать, как с яблоками обращается Наруто. Кьюби вынужден мириться с этим вот уже 15 лет. Иногда Кьюби кажется, что он сходит с ума.
Орочимару. Долго и смачно облизывает яблоко своим длиннющим языком, после чего есть это яблоко не хочется даже ему. И Орочимару-сама дарит это яблоко Саске-куну.
Саске. Долго смотрит на яблоко ледяным взглядом, потом вспоминает Итачи, потом Наруто…решает, что теперь яблоко его лучший друг. Бьет яблоко чидорей в надежде получить мангекью шаринган. После этого, стоящий рядом Орочимару-сама идет переодеваться в новое, незапачканное ошметками яблока кимоно, а Саске-кун продолжает думать о мести Итачи.
Кабуто. Кабуто вначале лечит яблоко от всех болезней, потом медленно разрезает его своим острейшим скальпелем и выбрасывает.
Таюйя. Таюйя сначала обкладывает яблоко трехэтажным матом, потом пинает его ногами и только потом ест!
Сакура. Сакура рассказывает яблоку о Саске-куне, от чего яблоко вянет еще быстрее, чем у Наруто.
Какаши. Какаши приносит яблоки на могилу Обито и ест их там. Его организм не воспринимает яблоки, и таким образом Какаши наказывает себя за смерть своего лучшего друга. Поэтому он вечно опаздывает.
Ирука. Ирука орет на яблоко, за то, что глупое бездарное яблоко не может даже кучиесе толком сделать!
Хьюга Нейджи. Если Хьюга Нейджи ест яблоко – это судьба!
Йондайме. Йондайме делает на яблоке Шики Фуджин (печать, которой запечатали Кьюби), запечатывая в яблоке хвостатого зверя – Семечко. Его последняя мысль перед смертью: «Зачем?»
Лидер Акацуки. Три дня заставляет всех акацук извлекать из яблока хвостатого зверя – Семечко, тратит на это всю чакру свою и подчиненных, после чего приказывает Зецу избавится от огрызка.
Итачи. Получив яблоко, Итачи находит яблоню на которой выросло это яблоко, долго с чувством, с расстановкой убивает все яблоки, которые на ней растут, а на первом яблоке использует цукиеми, заставляя яблоко смотреть, как он убивал родственные яблоки. После этого Итачи возвращается в Акацуки.
Кисаме. Кисаме не ест яблоки. Кисаме ест только рыбу!!!
Сасори. Сасори бальзамирует яблоко и долго на него любуется. Яблоко становится его любимой куклой, сдвинув с позиции главного фаворита куклу третьего казекаге.
Дейдара. Дейдара выкрадывает «Вечное» яблоко Сасори, обмазывает его глиной и взрывает!
Тоби. Тоби и рад бы просто съесть яблоко, но не может потому что у него маска.
Зецу. Скармливает яблоко мертвому Юуре (дзенин такой из Песка), после чего съедает Юуру вместе с яблоком.
Какузу. Какузу не ест яблоки. Он сдает их за вознаграждение всем кто попросит. Просят обычно Сасори, Итачи и Хидан.
Хидан. Хидан приносит яблоко в жертву своей темной религии.
Гаара. Гаара скармливает яблоко песку у себя в тыкве, приговаривая «кушай, мама, кушай…»
Сюкаку. У Сюкаку аллергия на яблоки.

0

20

ВОТ ВАЩЕ ПРИКОЛЬНЫЙ, даже недумайте эт о не хентай а просто тип камедия
-Вечер, хотя нет…ночь, хм… Где я? Темно, да…. Ауч!! Моя нога не двигается, хм…. Это не хорошо. Как я тут оказался? Ксо и где же Я?....Я чувствую чьё-то присутствие…..оооээ….Сасори Но Дана!!!? Это же вы?!
-……….
-Мой Дана, это же ВЫ??!
-Да, Дейдара-кун, это Сасори-доно. Чтоб ты знал, сегодня ночью ты будешь спать в моей комнате.
-?????!!!!!??!
В это мгновение сердце взрывника ёкнуло, все мысли в его сознании стали беспощадно перемешиваться. Как показалось Сасори, у Дея даже начался нервный тик.
-Дейдара-кун, почему ты весь побледнел?
-Сас…Сасори Но Данна, почему вы раньше не говорили мне о своих чувствах?
-О каких чувствах?? Я всего – лишь….
-Нет, молчите, хм…Думаю, что это неправильно, вы не должны, да.
-Нет, Дей-кун, я должен это сделать! Только я имею право на это…что бы тебе стало лучше…я вынужден!
Бедный Дейка, он совсем растерялся.
-Данна, может не стоит этого делать? ммм…?
-Нет, Я всё же должен это сделать, это моя прямая обязанность…. для тебя..!
Дейдара чуть не навернулся с кровати.
-Эээ, так это ещё и ваша обязанность!! Нет! Ведь я хотел сделать первый шаг в наших отношениях, я так долго ждал этого дня! Хм…Тогда не будем тянуть время. Сасори-кун, идите ко мне скорее….!
-Дей-кун, что за бред ты несёшь?
-…….хм…..!?
-И снимай скорей свои штаны, я уже устал ждать, ведь ты знаешь, что я не люблю ждать.
Дейдара быстро стянул с себя штаны и немного покраснел под пристальным взглядом Сасори.
-Ты почему покраснел, Дейдара-кун?
Блондин не ответил, но продолжал лежать на кровати и трястись от предвкушения чего-то…
Наконец Акасуна подошёл к Дейдаре, приблизился поближе к его ногам, присел…..
-ААААА, ксооооо, Сасооори Но Дааана, какого чёрта вы делаете???!
-..Дедара-кун, не кричи так. Я всё пытался тебе сказать, что только я смогу вставить тебе на место твою вывихнутую ногу, после твоей сегодняшней вечерней миссии. Я был вынужден это сделать д

0

21

Неудачный дубль, произошедший во время съёмок битвы на мосту.

Забуза напускает туман.

Забуза: Ой, чуток перестарался.
Режиссёр: Чуток?! Да тут топор вешать можно! Как снимать-то?! Вырубай туман!
Забуза: А нельзя, дзюцу обратного хода не имеет.
Режиссёр: Спасибо большое. Всё, на сегодня съёмки окончены! Можете расходиться!
Какаши: Есть одна проблема.
Режиссёр: Какая?
Какаши: Туман такой, что не видно вообще ничего. Так что расходится небезопасно - можно спокойно в реку свалиться.

Далее идёт отборный японский мат.

Хаку (всматриваясь в туман): Ничего не видно.
Наруто: Иди сюда! Я тебя щас на части рвать буду!
Хаку : Так, надо срочно менять диспозицию, а то этот заводной апельсин сейчас меня найдёт.

Хаку прыгает, промахивается мимо зеркала и хорошенько прикладывается лицом об мост.

Хаку(снимая маску) : Ох больно...
Саске(ядовито):При нулевой видимости полёты запрещены!
Наруто: Получай вражина!

Бум!

Саске: Ай! Больно, придурок!
Наруто (крайне неискренне): ОЙ, это ты Саске! Извини. Ну щас то я его достану!

Бум!

Саске: Сволочь! Ещё раз и...
Наруто: Уж щас-то это точно он!

Бум!

Наруто: Саске, а почему ты молчишь?
Саске: Потому, что на этот раз ты не попал!
Забуза: Да нет, пацан. Ты как раз таки ПОПАЛ!!!

Забуза и Наруто начинают пробежку в ограниченном пространстве.

Ёжик: Лоша-а-а-адка-а-а-а¬!

Саске: Сакура, тебя зовут!
Забуза: Не уйдёшь, маленький засранец!
Хаку (азартно): Загоняйте его на меня! Щас я его иглами! (метает иглы)
Саске: ААА! Мазила хренов, ты в кого целишь?!
Режиссёр: Нормально, нормально. Хаку как раз и должен своими иглами истыкать Саске до полусмерти.
Сакура: Саске-куна?! Саске, я иду на помощь!!(бежит всторону голосов, не выпуская руки деда)
Тазуна: Де...во...чка!.. От... пу...сти... зараза... розовая...

Отпускает. Инженер с удовольствием растягивается на мосту.

Тазуна: Ух, хоть полежу немного, отдохну.

А забывать, что рядом носятся Забуза и Наруто не следовало...

Тазуна: Ой!
Наруто: Извините!
Тазуна: Ай!!
Забуза: Лежи здесь старик, я щас вернусь!

В это время Хаку вслушивается в топот, пытаясь определить, где Наруто. Кто-то трогает его за рукав.

Хаку : Что за???
Ёжик: Извините, вы лошадку не видели?
Хаку(пришибленно) : Нет, как-то не приходилось...
Ёжик: Жаль.

Уходит в туман. Хаку ошарашенно смотрит вслед.

Хаку(обеспокоенно):¬ Забуза-сан! Вы уверены,что у тумана нет побочного эффекта?!
Забуза: Нормальный, экологически чистый туман!
Хаку : А глюки от него могут быть?
Забуза: Закусывать надо! (сталкивается с Сакурой) ААА! (истерично)Розовые слоники!! Не подходите, демоны!!!
Хаку: Кто бы говорил...
Сакура(отчаявшись найтти самостоятельно): Саске-кун, где ты?
Саске: Я здесь!
Сакура:Где???
Саске: Сюда!
Сакура(идя на голос): Где ты?
Саске:Да здесь! Беги ко мне!
Сакура(на гране обморока от восторга):Саске-кун¬!!!

Сакура бежит к Саске. Тот вслушивается в звук её шагов. Когда они раздаются совсем близко, он резко делает шаг в сторону.

ПЛЮХ!

Саске(в притворном удивлении): Ой, да тут оказывается мост оканчивается... Какая неожиданность!
Наруто: Сакура-чан!
Режиссёр:А ну стоять всем на месте!!! Я не хочу чтобы мои актёры попадали с моста!! Вы мне слишком дороги для этого!
Наруто: А как же Сакура-чан?!
Режиссёр: Да хрен с ней! Всё равно толку от неё никакого. Если пропадёт, никто и не заметит. Хотя... Она ведь должна рыдать над телом Саске... Ну ничего. Вместо неё поплачет Наруто.
Наруто: Чё за...
Саске: Да хрен вам!
Режиссёр: Значит так? Наруто! Вытаскивай Сакуру!
Саске(в панике): Ладно, ладно! Пусть будет Наруто!
Наруто: А меня кто-нибудь спросил?! С чего вы решили, что я буду плакать над его телом? Может, я сплясать захочу!
Режиссёр(смиренно):¬ А если я пообещаю тебя угостить раменом?
Наруто: Раменом? Саске! А ну давай сюда свою грудь, щас я в неё порыдаю!

Наруто вскакивает и начинает бегать в поисках груди Саске. Найдя оную, он тут же начинает входить в образ.

Наруто: Ааааа! На кого ж ты нас покинул?!
Режиссёр: Э, он ещё жив!
Наруто(на секунду прерывая рыдания): Мне тоже жаль!
Саске: Наруто...
Наруто: Горе-то какоеееее!..
Саске: Как бы тебе сказать...
Наруто:Ааааааа!
Саске: Конечно это твоё личное дело...
Наруто:Ууууууу!
Саске(злорадно): Но ты не на моей груди рыдаешь!
Наруто(подавившись рыданиями): Что?!
Хаку(участливо): Если тебе так уж это надо, то могу потерпеть и дальше.
Наруто:...
Забуза(возмущённо):¬ А ну прекратить там! Только я имею право рыдать на груди Хаку!
Режиссёр(радостно):¬ Отлично! Заодно снимем и яой! Хаку поактивней там! Утешь Наруто, погладь его по голове, обними его!
Хаку(с притворным вздохом): Ну надо, так надо.
Наруто: НЕЕЕЕЕТ!!! (вырывается и убегает в туман)

На некоторое время воцаряется тишина. Впрочем, ненадолго.

Забуза(радостно): Я нашёл тебя Какаши! (слышится свист меча и звук падающего тела)
Какаши: А?
Режиссёр: Забуза, придурок чёртов! Ты нахрена зарубил нашего оператора?! Кто теперь снимать будет?!!
Забуза(смущённо): Нуу, эта... Ошибочка вышла...
Ёжик(дёргая Наруто за рукав): А вы лошадку не видели?
Наруто(абсолютно равнодушно): Нет, не видел.
Ёжик(печально): Жаль. (шёпотом, придвинувшись вплотную) А "клубничкой" не интересуетесь?
Наруто: Клубничкой?
Ёжик(вытаскивая что-то): Вот, свежее поступление...
Какаши: ААААААА!!! Где моя книга?!!
Ёжик(с досадой): Заметил, гад. (уходит в туман)

Какаши мнгновенно находит в тумане Забузу и начинает его трясти.

Какаши:Убирай свой туман! Мне нужна моя книжка!
Забуза: От...ва...ли... при...па...доч...ны¬й...
Хаку: Не трогайте Забузу-сана!(бежит на помощь)
Сакура(бодро): Саске-кун! Я вернулась! Где ты?! (идёт искать Саске)
Наруто(радостно):Са¬кура-чан! (бросается навстречу Сакуре)
Саске(в панике): Мама! Надо бежать! (убегает в туман)

Все четверо начинают двигаться, но так как никто из них не знает точно, куда бежать, то не удивительно, что траектории движения двух из них пересекаются...

ЧМОК!

Все заинтересованно замолкают.

Саске: Твою мать, Наруто! Уже второй раз!!
Забуза(игриво): Второй раз? Какие у тебя в команде опытные шиноби... (осторожно выворачивается из захвата Какаши) Небось, ты лично занимаешься их обучением?
Наруто(обиженно): Да Какаши-сенсей вообще нас практически не обучает. Один раз только провёл тренировку с нами и то засунул мне пальцы в зад.
Забуза(ещё более игриво): Пальцы? А ты уверен, что это были именно пальцы?
Саске(нервно): Наруто, а почему твой голос раздаётся у меня из-за спины?!
Хаку(скромно, прямо в лицо Саске): Наверно, потому, что он у тебя за спиной.(в сторону) Какой сегодня день удачный! Кавайные мордашки так и прут.
Саске:...
Сакура(в полуобморочном состоянии): Саске-кун???
Наруто(радостно): Да, Сакура! Саске больше интересуют мальчики!
Саске: Ах ты сволочь! На!!!

Бум!

Забуза: Да чтож за день сегодня такой!!!

Снова начинается беготня. Хаку воодушевлённо метает иглы, которые попадают в поднявшегося было Тазуну. Тот вновь отправляется полежать. Тем временем гонка на выживание заканчивается тем, что Забуза спотыкается об стоящего на четвереньках Какаши.

Далее опять идёт отборный японский мат, на сей раз со стороны Забузы.

Какаши(озабоченно):¬ Да где ж она?
Наруто: А что вы ищете?
Какаши: Мою книгу.
Наруто: Ааа... Так она у ёжика.
Какаши: Понятно. Кучиосе но дзюцу!

Появляется Паккун.

Паккун: Чего тебе?
Какаши(торжественно¬): Паккун! У тебя задание! Ты должен найти ёжика с книжкой!
Наруто:А ещё у него кулёк с собой был!

Пауза.

Паккун(с подозрением глядя на Какаши): То есть мне надо найти здесь ёжика с кульком и книжкой?
Какаши: Ну, в общем да.
Паккун: И тебе это кажется нормальным?
Какаши(удивлённо): Ну да.
Паккун(обречённо): И впрямь. Подумаешь, ёжик. С книжкой. И кульком. (обводит глазами туман вокруг) Вон как накумарили. Хорошо ещё только ёжик.

Уходит в туман. Какаши недоумённо смотрит ему вслед. Откуда-то издалека слышится истеричный вопль.

Гато: Где этот чёртов мост?! Четвёртый час круги нарезаем!!!

Все сочувственно кивают. Возвращается Паккун.

Паккун: Вот, принимайте.
Какаши(радостно): Давай сюда... Эээ?
Паккун: Чего?
Какаши: Это не ёжик.
Паккун(возмущённо):¬ Ещё какой ёжик! (тыкает в иголки Хаку торчащие из бесчувственного Тазуны) Вот иголки! И морда похожа. Короче бери, пока дают. Будешь поить его молоком, а он в благодарность будет жрать у тебя дома тараканов .
Какаши:Ты что, след ёжика не можешь обнаружить?!
Паккун(надувшись): Могу. Но этот (небрежный тычок в инженера) запахом алкоголя все остальные запахи перебил насмерть. И вообще, я отказываюсь работать в такой обстановке!!! (гордо махнув хвостиком исчезает)

Забуза:Ладно вот деньги, давай книгу.
Ёжик:С вами приятно иметь дело. (уходит в туман)
Какаши: Что?! Моя книга! Отдай по-хорошему!!
Забуза(насмешливо):¬ попробуй меня здесь най...

Бум!

Какаши(нежно): Моя книга!
Забуза(выплёвавая зубы): Сволось... Всё хватит! Хаку! Уходим осюда!
Хаку: Да Забуза-сан! Кстати, Наруто! Ты поосторожней с Саске. Может поцелуй и был, случайным, но за задницу он схватил меня вполне целенаправленно.
Забуза(возмущённо):¬ Что?! Только я имею право...
Хаку(поспешно): А нам уже пора!(утаскивает Забузу за руку)
Режиссёр(мрачно): И как прикажете работать с этим балаганом???

0

22

:rofl:

0

23

Хроно,это надо было в тему юмор и это уже было....

0

24

Темари это не хентай это легкий нмек на яой)))))я читала это уже)

0

25

ну я знаю чо то меня перекантузило я просто перепутала . у меня голова болит и я сама несоображаю что пишу.

0

26

Да лан нормально))

0

27

­Едут в поезде Темари, Сакура, Наруто, Саске и Шикамару. Заезжает состав в тоннель, раздается звук поцелуя, а вслед за ним - звук удара по лицу.
Сакура думает
- Вот ее, целуют... Нет бы меня поцеловали!
Темари думает
- Ишь ты, Целуются где попало!
Шикамару думает
- Еще раз в тоннель заедем - еще раз поцелую!
Саске думает
- Еще раз поцелует - еще раз врежу!
Наруто думает
- Еще раз врежут - на следующей остановке сойду!

0


Вы здесь » Ролка по Наруто » АрхивНЯ » Фанфики